«Армия учит тому, что инициатива наказуема»: солдат о службе в ВМФ

202

1Во вторник, 15 ноября, в России празднуется День призывника. По этому случаю телеканал «360» спросил у недавнего призывника и уроженца Раменского района о службе. Молодой человек рассказал, что стоит брать с собой в военкомат, чему учит армия и как можно из Подмосковья попасть на Северный морской флот. По понятным причинам, имя и фамилия собеседника не указываются.

Как я оказался в армии

В армию я пошел в 22 года: нужно было на работу устраиваться, а без военника (военный билет — прим. «360») туда, куда я хотел, не брали. И я решил, что хватит уже от армии бегать и сам пошел. Тем более, что в местном военкомате мне слезно обещали, что служить я буду рядом с домом и смогу в «увал» (увольнительную — прим. «360») домой уходить.

Отвезли нас в распределок (распределитель — прим. «360») — я уже толком и не помню, где это было — и там спрашивали, куда я хочу, в ВДВ или в ВМФ. Так как высоты я боюсь и ВДВ — это не по мне, то я выбрал морфлот. По здоровью и по всем остальным параметрам я туда проходил. Мне сказали в итоге — Североморск (город расположен на Кольском полуострове, в 25 км к северо-востоку от Мурманска — прим. «360»). Я сначала пытался найти такой город в Подмосковье, вспоминая обещания военных комиссаров про службу рядом с домом, но, разумеется, никакого населенного пункта рядом со столицей с таким названием нет. Что, в общем-то, логично. После двух суток в поезде стало очевидно, что в «увал» домой на выходные я точно не попадаю.

Что брать с собой на службу

Я с собой взял только бритвенный станок, причем одноразовый, потому что мне сказали, что там все сначала отбирают. И взял еще дешевый телефон, чтобы не обидно было, если украдут или заберут. Ну и документы, зубную пасту, щетку и трусы с носками на всякий случай. И больше ничего не брал. У тех, кто с собой набрал много всего, все и разобрали на «распределке» (распределитель — прим. «360»).

«Учебка»

«Учебки» как таковой у нас не было. Хотя это странно: когда посылают служить на корабль, то первые полгода надо пройти некое обучение. У нас был курс молодого бойца в течение месяца — это скорее было похоже на физподготовку. А по сути мы вливались в процесс субординации, «физуха» была, бегали постоянно, маршировали. Потом уже — сама служба. Как на подиуме мы стояли все вместе перед командирами кораблей, и нас выбирали, «покупали», в общем. Попал я на большой десантный корабль «Георгий Победоносец», который на тот момент находился в доке. Там мы с первых дней начали «пахать».

С чего начинается служба

Именно когда нас с зеленой формы солдатской одежды в моряки переделали, переодели в морскую форму одежды, я и попал в док. Там мы по началу ремонтировали корабль, где-то недели две. Потом был первый наш выход в море — отправились в Североморск, где была бригада десантных кораблей. Сначала были пробные выходы — посмотреть, как все отремонтировано.

Стоит отметить, что там был полярный день, а я до армии в основном ночью активный образ жизни вел. И было достаточно напряженно два месяца не видеть ночи вообще. Потому что в казармах были. А вот на корабле комфортнее — внутри корабля, понятное дело, темно. Потом нас отправили в Балтийск на учения «Запад-2013» с белорусами. Наше задачей было БМПешки (боевые машины пехоты — прим. «360») высадить с воды, чтобы они десантировались, до земли дошли, а там у них уже свои были стратегические задачи. Мы все отрабатывали очень долго. И потом нас уже отправили в другие места — например, в Новороссийск. По пути туда мы заходили в Португалию на пару суток. Это был первый случай в истории российских десантных кораблей, когда нас принимал португальский порт. Там мы запаслись водой, топливом.

Обязанности матросов

На самом деле, когда я шел на корабль, я вообще не понимал, что там можно делать. Я-то думал: море, все на палубе, солнышко, все празднично, отлично. Но ничего подобного: когда корабль находится в море, у всех свои обязанности. У меня, например, была должность минера. Десантный кораль несколько функций выполняет. Первая — транспортировка БМП или танков в боевое время, вторая — сбрасывание мин в воду, чтобы контролировать локально подступы к берегу. Но так как боевых действий мы никаких не несли, то у меня даже не было материальной части. И поэтому я выполнял все подряд. Меня там писарем записали, так как я в ладах с компьютером.

В море самом постоянно отрабатывались тревоги. Мы отрабатывали задачу затопления корабля и поступления огня. Звучит тревога (обычно это было во время перерыва в смену), все занимают свои боевые посты и каждый выполняет определенную функцию. Все это у каждого моряка записано в книжке «Боевой номер».

Быт на корабле и еда

На корабле свой рацион, все по ГОСТу прописано. Но часто бывало, что что-то заканчивалось: как раз когда мы шли в Балтийск, у нас практически закончилась провизия и питались мы гречкой на завтрак, обед и ужин. И еще, в отличие от сухопутных войск, моряки едят четыре раза в день. Есть еще вечерний чай, грубо говоря. Когда мы ходили в море, сами хлеб пекли. Это логично: больше трех суток хлеб не продержится. Была даже вахтенная должность — пекарь, который всю ночь пек хлеб на весь личный состав в 140 человек.

Отношения внутри коллектива

Тут все просто. У нас, как и везде, есть так называемая вертикаль власти. То есть командиру бригады от верховного главнокомандующего поступает приказ — он приказал всем командирам кораблей. Они передают приказ своим офицерам, офицеры — мичманам, мичманы — контрактникам, а контрактники — нам. А нам уже не на кого это скидывать, потому что мы несчастные срочники. Как таковой дедовщины, в принципе, не было — что мы пришли, что кто-то на полгода раньше. Мы — срочники, и не то чтобы о нас ноги вытирали, но нам уже не на кого скинуть любую задачу. Это вынуждало нас сплотиться и действовать сообща.

Армия — школа жизни. Или нет?

Это палка о двух концах. Если бы я все это время не служил, а работал, то, понятное дело, и по финансам и по всему остальному выиграл бы больше. Но в армии нет ни мамы с папой, ни родственников, там сам на себя полагаешься и учишься жить в коллективе. Армия меня, как минимум, научила тому, что инициатива наказуема. И все. Единственное, что слегка напрягало, — делать масштабно в армии, в принципе, нечего. За счет этого там работает принцип: важен не результат, важен процесс. Нужно убивать время. Порой это доходило до абсурда., когда мы то в один цвет красили корпус корабля, то в другой. Это такие задачи, которые не рациональны и нелогичны.

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий