Будет ли реально продолжена военная реформа после отставки Анатолия Сердюкова?

86

Что стало причиной отставки Анатолия Сердюкова с поста военного министра? Почему не только генералы, но и офицеры не любили прежнего министра обороны? Сможет ли Сергей Шойгу выполнить поручения президента «продолжить все положительное, что было сделано за последние годы в вооруженных силах и создать армию 21 века? Об этом говорят автор и ведущий программы «Диалог» Олег Наумов и генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков.

Олег Наумов: Анатолий Сердюков на посту министра обороны оказался непотопляемым, и понятно почему — во властных кругах он считался ставленником Путина, лицом, входящем в близкий круг президента. И вдруг — громкая отставка. Эта кадровая перестановка — отставка министра обороны Анатолия Сердюкова и назначение на эту должность бывшего губернатора Подмосковья Сергея Шойгу — стала самой громкой за последние несколько лет.
Почему же министра обороны отправили в отставку? После 20 лет топтаний на месте при военных министрах, именно гражданский министр обороны Сердюков предложил, и во многом реализовал наиболее содержательную концепцию военной реформы. Денежное содержание офицеров резко увеличилось, число бесквартирных офицеров сократилось со 165 тысяч до 20 тысяч. Сокращен до года срок службы и фактически начался постепенный переход к контрактной армии. И наконец, боевая подготовка войск. При Сердюкове разного рода военных учений было проведено больше, чем при всех предшественниках, вместе взятых. Для вас отставка министра обороны Сердюкова стала неожиданностью или это закономерный итог его работы?

Валерий Хомяков: Во многом, конечно, это стало неожиданностью, постольку понятно, что Сердюков один из членов команды Путина, большой семьи и не самый дальний родственник по этой части. Сердюков является зятем Зубкова, Зубков сподвижник Путина. Если посмотреть на карьерный рост Сердюкова, то совершенно очевидно, как он от заместителя директора мебельного магазина продвигался по линии налоговой службы и дорос до очень высокой должности министра обороны. В советское время министр обороны, как правило, входил в состав политбюро, то есть, это очень высокий ранг в нашей чиновничьей епархии. Ходили слухи о том, что в министерстве обороны не все в порядке, иногда это появлялось на региональном уровне, но не верилось, что произойдет такая быстрая, скоротечная отставка.

Олег Наумов: Отставке Анатолия Сердюкова предшествовал грандиозный коррупционный скандал. Но, хищение, злоупотребление служебным положением. Это ведь характерно для нашей бюрократии. И хорошо зная, как российская власть легко может манипулировать законом в своих интересах остаётся открытым вопрос: мздоимство в военном ведомстве — это реальная причина отставки министра, или только повод?

Валерий Хомяков: Наверно, это была не главная причина. Очень многим понятно, что вся наша страна разделена на некие территории, которые отданы на кормление чиновникам всех уровней. Они либо на территории кормятся, либо функционально кормятся. Есть функции министерства обороны или какого-нибудь другого ведомства. Это система, которая выстроена, она устраивает всех: верховное руководство в обмен получает лояльность, пожалуйста, кормись, но, не нарушая главного правила: не обижай семью. Здесь мы имеем дело со случаем, когда Сердюков семью обидел, изменил дочке Зубкова. На самом деле, это явилось главной причиной, и в подтверждение этому еще один пример. О том, что 3 миллиарда рублей исчезли из министерства обороны подобных образом, Степашин сообщил в ходе проверки Счетной палаты еще в начале года.

Олег Наумов: Дмитрий Медведев отметил заслуги Сердюкова в военной реформе. Президент страны в разговоре с новым министром обороны Шойгу говорил о том, что необходимо продолжить тот процесс реформы в войсках, который был при Сердюкове. То есть, получается, что сама по себе работа Сердюкова, как министра обороны, оценивается достаточно высоко. Давайте поговорим о том, что он действительно реально сделал и что не сделал. Например, многие относят к его заслугам то, что он сделал положение солдат, рядового срочного служащего ну хоть мало-мальски приемлемым, раньше он вообще был как крепостной. Сократил срок службы, начался процесс фактически перехода на контрактную армию, поскольку все время сокращается численность призыва. Это на самом деле так?

Валерий Хомяков: Ну, в этом есть доля правды, хотя лучшего бы, конечно, о том, как идет реальная военная реформа спрашивать не у президента, не у премьера, а у генералов, которые сейчас действуют, так называемых боевых генералов. Там особых восторгов я не слышал, но это может быть связано с элементом консерватизма. Действительно, сокращение до одного года срока призыва, это подвижка. Увеличение числа контрактников, тоже положительное явление. Безусловно, это то, о чем говорилось давно, еще 10 и более лет назад: пора переходить на контракт. И война в Чечне это подтвердила, особенно первая война, в которой погибло много наших необстрелянных птенцов-новобранцев-призывников. В положительной оценке реформы, конечно же, есть доля справедливости.

Олег Наумов: Один из серьезных элементов реформы Сердюкова состоит в том, чтобы убрать военных от финансовых и хозяйственных функций, чтобы они занимались исключительно боевой подготовкой. И именно поэтому, когда их оттуда отстранили, от этой кормушки, появился всплеск нелюбви к Сердюкову.

Валерий Хомяков: Я думаю, что это не является причиной. На самом деле, в армии достаточно много генералов, которые не занимаются ни финансовыми, ни хозяйственными вопросами, а занимаются исключительно боевой подготовкой. Да, к оценке части генералов, это справедливо. Их генералов сейчас, к сожалению, больше, чем в советской армии. И что удивительно, вот, военная реформа идет, число призывников сокращается, а генералов почему так много? Куда нам их столько? Они же все получают не очень маленькие зарплаты, поэтому здесь именно генералитет надо бы немножечко тронуть, посмотреть, а стоит ли нам держать такое количество людей в папахах и с лампасами.

Олег Наумов: Одной из заслуг Сердюкова, как считают некоторые эксперты, является то, что он стал очень критически относиться к продукции российских оборонных предприятий и стал ставить препоны для того, чтобы не шла некачественная техника. Стал очень щепетильно разбираться: на что тратятся деньги, и оценивать продукцию по принципу: цена-качество. И от этого у него появилось много недоброжелателей. Но сам по себе этот подход, он ведь положительный?

Валерий Хомяков: Безусловно, то, что Сердюков озаботился этим соотношением цена-качество, это хорошо его характеризует. Поэтому обиделись очень многие военные промышленники. Да, нынешнее качество части нашей военной техники, явно не отвечает потребностям современной армии. Министр выбирает: ребята, либо вы делаете вот такую продукцию с такими-то технически характеристиками за такую-то сумму и тогда, безусловно, мы у вас ее берем, либо, извините, я пойду на мировой рынок и куплю там то, что нам для нашей армии нужно. Это нормальная логика, в данном случае, Сердюков, конечно же, прав. Я думаю, здесь Сердюков, конечно же как человек, который, и плохом, и в хорошем смысле умеет считать деньги, все-таки посчитал необходимым быть достаточно объективным в выборе того изделия, которое необходимо, для исполнения тех или иных оборонных функций.

Денис Минаков, экономист: На сегодняшний день российские производители военной техники имеют лидерство в определенных, но далеко не во всех областях производства военной техники. Мы, наверное, делаем лучшие в мире ракеты. Наверно мы делаем хорошие подлодки, какие-то еще вещи. Но что касается обычного вооружения, я не беру автомат Калашникова, а различные пистолеты, форма военная и т.д., здесь наверно мы уже уступаем пальму первенства. И в этом отношении я считаю, экс-министр Сердюков был прав, обращая внимание на лучшие образцы военной техники. Например, те же вертолетоносцы, которые мы заказали во Франции. В России такие просто не производят. А если и производят, то достаточно вспомнить пример с индийским крейсером. Его делают для Индии и срок пуска в эксплуатацию уже два раза переносился и непонятно сделают ли его вообще. После этого становится понятно, что далеко не всю технику надо заказывать у наших российских производителей.

Виктор Еремин, председатель совета Союза ветеранов военной службы и военнослужащих уволенных в запас: Почему-то другие страны, такие как Индия, Китай, у нас современную технику закупает десятками и сотнями единиц. Я знаю, что индийцы, если покупают наш танк, они будут его полгода по пескам у себя в Индии гонять, и только после этого начинают его покупать, убедившись в том, что это действительно качественная новейшая техника. Иностранцев устраивает наша техника, а нашего министра обороны не устраивает.

Олег Наумов: Чем объяснить такую нелюбовь в армии к Сердюкову? С генералами все понятно, даже младшие офицеры, вот посмотрите, при Сердюкове ведь число бесквартирных офицеров сократилось 165 тысяч до 20. Заплаты резко возросли и в тоже время такая нелюбовь и такое недоверие.

Валерий Хомяков: Дело в том, что, то, что действительно происходят позитивные перемены в социально-бытовой жизни нашего офицерства, но это все не соотносится с Сердюковым. Это В.В. Путин. Пропаганда наша, работает достаточно коряво, но, тем не менее, долгое время вдалбливали: Путин сказал, и зарплаты офицерам будут повышены.

Олег Наумов: То есть получается такая логика: заплаты поднял и квартиры дает Путин, а вот льгот нас лишил Сердюков.

Валерий Хомяков: Да, совершенно верно, такое отношение, потому что так мы видим по ящику.

Виктор Еремин, председатель совета Союза ветеранов военной службы и военнослужащих уволенных в запас: У нас, по закону о ветеранах, человек, который заканчивает службу, ему положена квартира. Он пишет рапорт и просит: служил на Дальнем Востоке, сам с родом Оренбурга прошу мне предоставить квартиру в городе Оренбурге, а ему предлагают в Бузулуке или Саракташе. Разница есть, и мы это понимаем. Там нет работы, не такая инфраструктура, нет садов и т.д. А человек хотел в хороших условиях дальше жить. Они закупили и доложили президенту: мы программу по жилью выполнили, согласно графика закупили столько-то квартир. А квартиры эти стоят и пустуют.

Олег Наумов: Как вы оцениваете назначение министра обороны С. Шойгу, а Герасимова начальника генерального штаба. Способны ли продолжить реформу армии?

Валерий Хомяков: Назначение Шойгу — безусловно, положительное решение. Человек опытный, не связанный с семьей, не является близким членом клана, поскольку, когда В. В. Путин был в помощниках у Собчака, Шойгу уже создавал МЧС в начале 90-х. Это весьма самостоятельный и опытный управленец, из ничего сделал мощнейшую структуру, ее можно критиковать, и заслуженно критиковать, но у нас не было такой структуры. У нас была гражданская оборона, непонятно кому подчинявшаяся, были и пожарные части в составе МВД, а единой структуры по чрезвычайным ситуациям не было. Шойгу, в общем-то сделал достаточно эффективную структуру. Кроме того, в силу того, что он много, в том числе в ходе катастроф, взаимодействовал с армией, в армии его знают, он для них если не совсем родной, то почти родной человек.

Олег Наумов: В.В. Путин на первой встрече с новым министром обороны сказал о необходимости продолжить реформы армии. Это простое пожелание или это приказ верховного главнокомандующего? Как это расценивать?

Валерий Хомяков: Ядумаю, это приказ и пожелание одновременно. Есть уже бумаги, есть стратегии, есть технологии продолжения самой реформы в армии, поэтому, президент просто публично напомнил, что несмотря на то, что сменили министра обороны, не о каком сокращении военной реформы речи не идет.

Олег Наумов: На ваш взгляд, реформы действительно, реально будут продолжены?

Валерий Хомяков: Я надеюсь, потому что еще масса проблем у нас в армии. В армии очень важно, что солдат был защищен, в первую очередь. Чтобы не было этих ужасных историй, которые мы видим по телевидению, когда солдаты мерзнут, массово заболевают пневмонией, я уж не говорю о дедовщине и прочих негативных вещах. Я надеюсь, что процесс создания кадровой армии, то есть, армии по контракту пойдет более активно. Да, это стоит денег, но тут, как говорится, овчинка выделки стоит. В итоге, в конце концов, можем отказаться от обязательного призыва.

Олег Наумов: Итак, генералы выпили шампанское в честь отставки Сердюкова, считают это своей победой, и надеются, что новый министр понятный и близкий им человек, создавший военизированное МЧС вернет все на круги своя: им, генералам, вновь отойдет управление финансами и большим военным хозяйством. Но хочется верить, что слова, сказанные в напутствие новому министру президентом страны, о том, что надо продолжить «все положительное, что было сделано за последние годы в вооруженных силах» — это не пустой звук, а приказ верховного главнокомандующего. До сих пор Сергей Шойгу показывал себя жестким компетентным управленцем. Да и проблемы армии он знает не понаслышке: взрывающиеся снаряды, горящие артиллерийские склады — много чрезвычайных ситуаций в военном ведомстве приходилось ликвидировать за двадцать лет руководства МЧС. Но достаточно ли будет его компетенций и опыта, чтобы создать армию 21-го века?

Комментарии

К статье 1 комментарий
Валентина

больше всего я жду от Шойгу чтобы у нас была контрактная армия и чтобы юноши окончившие институты и уже начав работать не потеряли работу уйдя в армию а освбождались от службы об этом Путин говорил и мне хотелось бы в это верить

Ответить