Будни ротного, или Инструктаж

928

Иван ПАРШИКОВ

0x01 graphic

Статья 144 Устава ВС ВС РФ: «Командир роты в мирное и военное время отвечает: … за безопасность военной службы»

– Вольно. Товарищи солдаты, сержанты, прапорщики, сегодня среда –  тренаж по РХБЗ*, и так совпало, первое число октября месяца – ежемесячный повторный инструктаж. Поэтому сейчас проведем инструктаж, потом тренаж, а потом старшина.

– Я!

– Старшина доведет инструкцию по мерам безопасности и вы распишитесь. Понятно?

– Так точно! – гаркнула рота.

«Хорошо отвечают. Командир части обижается: мол, с тобой здороваются лучше, чем со мной, полковником. Да бывает неловко: командир беседует в классе с солдатами, захожу я, спрашивая у полковника разрешения присутствовать, а солдаты без команды вскакивают. Хотя приятно», – мелькнуло в голове. А сам начал:

– Итак, у нас в роте над телевизором висит лента с надписью: «ПОМНИ, ЧТО ТЕБЯ ЛЮБЯТ И ЖДУТ ДОМА!», присланная, по-моему, мамой рядового Малофиевского, хорошее напоминание. К ней бы я добавил, что мы вас получили здоровыми и должны – даже не должны, а обязаны – отправить после службы такими же здоровыми домой. Правильно говорю? – чуть повысил голос, что является знаком для роты.

– Так точно! – громыхнуло в ответ.  

– Ладно, отвечаете хорошо, продолжим. Первое помните: перед началом любых работ и занятий, вас должен проинструктировать руководитель занятий или работ. Сразу же говорю, если этого не произошло – доклад мне, я буду разбираться. Итак, получив инструктаж, приступайте к выполнению задания, но сначала осмотритесь, не висит ли над головой кирпич, который может упасть вам на голову. Убедились, что всё нормально – приступайте к работе. Выполнив работу, что нужно сделать? Конечно же, доложить о выполнении и навести порядок на рабочем месте. Естественно, у вас должна быть спецодежда для выполнения работ. А какая главная спецодежда у солдата? Молчите? Главная спецодежда у солдата – это рабочие рукавицы. Поднимите руки, у кого их нет. У всех есть, старшина хорошо обеспечивает. Старшина, а на сколько по норме их выдают?

– Три месяца.

– Знаешь! Молодец! Естественно, для специальных работ есть своя спецодежда, но мы сейчас о ней не говорим. Всё это написано в инструкции, которую вам доведет старшина, а я остановлюсь на нескольких случаях из своей «небогатой» практики, когда нарушение техники безопасности приводило к печальным последствиям.

Первый случай: Восьмидесятые годы. ГСВГ, автопарк полка связи. Сержант и солдат экипажа электропитающей станции обслуживают свою дизельную тридцатикиловатную станцию. Хотели обслужить хорошо, а получилось как всегда. Нарушая инструкцию, обслуживают установку бензином. Помыли – «замечательно» получилось, чистый дизель. Теперь подключим аккумуляторные батареи, и станция готова. При подключении клемм – искра. Взрыв, станция воспламенилась, пожар.

Хорошо еще, этих придурков взрывом выкинуло в боковую дверь. Пока завелась нештатная пожарная машина, а в боевых полках пожарки все нештатные и, скажем так, трудно заводятся, аппаратная сгорела. Но люди целы, а это главное. Потом в полку сложили песню: «Стоял над автопарком черный дым». Что они нарушили? Правильно, нельзя легко воспламеняющими жидкостями обслуживать технику – чревато. Для этого есть масса других средств, например «уайт-спирит».

Теперь такой же случай, но с трагическим исходом. Туркмения, парк батальона связи. В нем располагалась рота охраны штаба корпуса. Из нашей роты туда перевели рядового Соколова – возить генерала, начальника штаба. Головенка у него закружилась: самого генерала возит! И все, чему в роте учили, забыл. Летом это было – решил Соколов постирать свое обмундирование бензином. Сказано – сделано, контроль в таких подразделениях ослаблен. Солдат оказался экономный: постирав форму в ведре с бензином, не стал его выливать, а решил помыть двигатель. Помыл, тут и форма высохла, одевается, подсоединяет аккумулятор, искра – и солдат вспыхивает живым факелом. Пока дежурный по парку капитан Алексеев догнал его, пока засунул в бочку с водой, сгорело восемьдесят процентов кожи, госпиталь, и повезли мальчишку домой в цинковом гробу. Земля ему пухом!

Идем далее. Сибирь, соседняя часть, ремонт крыши, гудрон, рубероид, работает бригада солдат во главе с прапорщиком. Внизу молодой солдат топит в бочке гудрон. Прапорщик спустился с крыши и идет к нему. В это время Вася с крыши кричит:  «Петя попробуй, готов гудрон?» А Петя же молодой солдат, необученный – поднимает крышку и сует туда руку, попробовать, а там… Всё, попробовал, кисть в больнице отрезали. Солдат – инвалид, горе ему и родителям. Поэтому еще раз говорю: прежде чем сделать что-то, подумайте!

Еще случай. Вы знаете, что сейчас за травму платят страховую премию, в том числе солдатам. Неплохие по солдатским меркам деньги. Так вот, работает бригада солдат, во главе с командиром отделения, ефрейтором, на разборке старого здания. Кирпич хороший, вот и заготавливали его для части. Естественно они были проинструктированы, выписан наряд-допуск, все как полагается. А перед обедом тащат этого ефрейтора в санчасть, с окровавленной ногой. При разборке здания часть стены упала ему на ногу. Врачи, первая помощь, больница, рентген. Раздроблен большой палец ноги. Вылечили, заплатили около семи тысяч, правда, палец стал как ласта.

Через месяц я узнаю, что травма была организована специально ради этих несчастных денег. О, я, наверное, никогда так не орал матом. Ребята, вы поймите, что сейчас вы молоды, но пройдет двадцать лет – и все болячки вылезут наружу. Не зря говорят, что если в сорок лет проснулся и ничего не болит, значит умер. Вот и у этого ефрейтора по фамилии Михеев заболит в старости этот палец. Не надо этого делать. Лучше быть бедным, но здоровым, чем богатым, но больным.

Что-то я заговорился. Наверно, к старости замполитом стану. Ладно, еще один случай расскажу, где полнейшее нарушение техники безопасности было, плюс армейская показуха, которая и спасла солдата. Сначала задам вопрос вам:  может ли спасти человека удар со всей силы лопатой **БСЛ-110? Отвечаю: может.

Итак, лето, учения в ТуркВО. Развертывание узла связи. Жара. Солдат Коля Козлов, водитель, оборудует пожарный пост у аппаратной: квадратная куча песка, вокруг красные досточки, сверху ставится огнетушитель и лопата БСЛ-110. Показуха? Да. А недалеко другой солдат, Петя Петров, заправляет бачок электропитающего движка ведром бензина. Изо рта у него торчит сигарета, сзади него Вася Васильев наблюдает, что делает друг Петя. Интересно ему, блин. Огонёк, правильно, падает в ведро – пламя, но Петя не дурак: метнул горящий бензинвместе с ведром через себя. Бензин на Васю – и Вася, мгновенно объятый пламенем, в панике куда глаза глядят.

Но есть на страже рубежей Коля с лопатой БСЛ-110, который плашмя лупит по спине бегущего, сбивает его с ног, а потом дело техники – песка-то кругом много. Солдат практически не пострадал. Правда, спина была синей, но это Бог его наказал: не хрен балдеть, когда все заняты работой. Все, заканчиваю, но сначала несколько слов о технике безопасности в казарменном помещении.

Что в казарме не следует делать? Правильно, баловаться. Так, сержант Щацких, неплохой сержант, решил прокатиться на перилах. Итог –  перелом ноги. Далее, нельзя ругаться друг с другом. Так, ефрейтор Ванин оскорблял солдата из прикомандированного подразделения, тувинца по национальности. Он при встрече обзывал его китайцем, узкоглазым, нерусью. Наконец терпение тувинца кончилось. Ванин в тот день был дежурным по роте. Когда Ванин в очередной раз обозвал его китайцем, тот выхватил нож (нож, кстати, специальный, для разделки баранов) и начал его разделывать. Разгильдяй ефрейтор забыв, что у него есть личное оружие, кинулся убегать, испужался, гаденыш. А тувинец (фамилия у меня уже из памяти стерлась) продолжал ножом его спину ковырять. Хорошо, что недалеко оказался рядовой Попков, который схватил табуретку и отогнал «китайца».

Кстати, на допросах тувинец сказал: «Я не китаец, а простой российский солдат». И он прав: не хрен оскорблять человека. У нас мужской коллектив, конфликты будут, но старайтесь не доводить до драк. Мне понравилась картинка в кадетском корпусе. Два кадета ругаются, но на них никто не обращает внимания, но только ругань перешла в драку, тут же со всех сторон кинулись разнимать. Вот так и у нас надо делать. Действовать по принципу: языком мели, но рукам воли не давай!

Что еще запрещено? Правильно, пользование самодельными электроприборами. Вы думаете, ротный у вас такой хороший, ласковый человек, поэтому оборудовал чайный уголок, где вы пьете чай. Нет, я, зная душу солдата, в первую очередь прикрываю себя. Ведь человек такая скотина – он хочет, например, попить чайку, а чайника нет, и вообще принимать пищу в казарме запрещено. Что делает солдат? Он берет бритвенные лезвия, кусок кабеля и монтирует кипятильник. Потом трехлитровая банка с водой – и все, чай готов. Но кипятильник самодельный: короткое замыкание – и солдат поражен током. Поэтому, приняв роту, я оборудовал вам место для чая. И нет хуже наказания для вас, чем запрет чайной церемонии. Ладно, заболтался я с вами, аж в горле скрипит, пора смочить.

И еще я хочу выделить такой вопрос. Все мы люди, у всех психика, скажем так, разная. Заметили, что товарищ загрустил, сторонится всех – подойдите поговорите. Нет, доложите командирам, что с товарищем, что-то не то. Вас ведь много, за всеми не уследишь, а этому товарищу девушка прислала письмо:  «Прости, я вышла замуж за другого».

Был случай у нас в роте. Рядовой Вареников прибыл из госпиталя, загрустил, начал сторониться сослуживцев, а потом, будучи в наряде, попытался вскрыть вены. Хорошо вовремя заметили.

Подведем итоги. Помните: первое – при выполнении любого задания солдат должен быть предварительно обучен и допущен к выполнению этой работы. Второе – надо получить инструктаж. Третье – иметь спецодежду. Четвертое – при работе и на занятиях четко выполнять требования техники безопасности. Пятое – в случае любых происшествий немедленно прекратить работу, занятия и доложить старшему. Шестое – по окончанию работы убрать рабочее место и доложить об окончании. Да забыл сказать, работать можно только исправным инструментом и механизмами. И еще приказываю, даже прошу: обходите стороной щитки, щитовые, попросту не лезте к току!

Всем понятны мои слова?

– Так точно!

– Вот молодцы! Теперь для закрепления в генной памяти проведем тренаж по РХБЗ. Командиры взводов контролируют. Старшина, после тренажа зачитаешь инструкцию в классе с росписью в журнале повторного инструктажа.

Всё? Нет не все, я сегодня ответственный и вечером проведу ещё инструктаж по технике безопасности при проведении занятий. А теперь:

– Рота! Газы! Защитный комплект надеть!

Шуршание, грохот падающих из-за плеч плащей ОЗК, а мне пора в канцелярию. Смочу горло кофе. Жаль, бросил пить, лучше бы сотку чая накатить. Да, были времена…

2009-2011 гг.

Примечание:   

*РХБЗ – радиационная химическая бактериологическая защита.   

**БСЛ-110 – большая саперная лопата.   

***ОЗК – общевойсковой защитный комплект.

Комментарии

2 комментария
Ara

Хех, у нас замполит рассказывал похоже и старшина, оба опытные вояки. Ну и могу свой случай из службы добавить. В любой бронетехнике есть бронепровода под высоким напряжением. Так был у нас один якут — снайпер. И покуда ехали под броней в десанте, он увлеченно тыкал стволом СВД в этот самый провод. До тех пор, пока не «нашёл» брешь в изоляции и не создал дуговой разряд! Результат: ожог щеки у самого якута, оплавленный дульник СВД (ещё бы, 6000 Кельвинов не шутки) и лёгкое охренение сидящих рядом. Хорошо дело зимой было, так бы ещё себе и волосы спалил.
А винтовку пришлось списать… Жаль, хорошая была машинка.

Ответить