«Черная бухгалтерия» военкоматов

81

Чуть больше месяца осталось до конца весеннего призыва. Он начался 1 апреля и закончится 15 июля. В этот раз в армию должны отправиться 3 тысячи новобранцев из Петербурга. И почти столько же молодых людей «откосят» от военной службы, купив себе «белые билеты». Об этом «МК» в Питере» рассказал эксперт совета при президенте по правам человека Сергей Стрильченко. Он также огласил свежие расценки на услуги призывных комиссий.

«Белый билет» — в кредит

Сергей Стрильченко 16 лет отработал в призывных комиссиях. Сначала — 10 лет заместителем председателя военно-врачебной комиссии Ленобласти, потом — 6 лет на аналогичной должности в Петербурге. Сейчас возглавляет независимую военно-врачебную экспертную комиссию. Так что он хорошо знает призывную кухню изнутри.

— За призыв набирается 2–3 тысячи «отмазанных». Весной меньше, осенью больше — пропорционально количеству призванных, — говорит Сергей.

Он отмечает, что с прошлого, осеннего призыва откупающихся становится все больше. Летом 2013-го был принят закон, по которому неслуживших без уважительных причин не будут брать на государственные должности. И в военные билеты им поставят соответствующие пометки. А многие молодые люди сейчас мечтают о «прибыльном» кресле чиновника. Поэтому просто спрятаться от призывных комиссий до 28 лет им невыгодно.

— Этот закон — только еще один повод для коррупции, — считает Стрильченко.

По его подсчетам, в каждый период призыва на взятки в Петербурге тратится порядка 350 миллионов рублей. За год получается около 700 миллионов. Бизнес настолько выгодный, что его уже долгие годы никто не может прикрыть.

— Члены призывных комиссий, конечно, не сами собирают деньги с призывников и их родителей. Для этого существуют фирмы-посредники. Чаще всего они прикрываются оказанием юридических услуг. На самом деле просто помогают откупаться от армии, — объясняет Сергей Стрильченко. — В этом году средняя такса по городу — 150 тысяч рублей. Из них 80 тысяч достается военкомовским, остальное — чистая прибыль посредников. Кстати, еще года три назад цена колебалась на уровне 100 тысяч.

Не все призывники могут собрать такую большую сумму. Некоторые ради заветного статуса «не годен» берут кредиты в банках.

Липовые «негодники»

80 тысяч рублей, добравшиеся до военкомата, конечно, не оседают в одном кармане. Они распределяются между начальниками и разными врачами, от которых зависят нужные диагнозы.

— Подавляющая часть якобы больных и потому негодных призывников освобождается от службы из-за плоскостопия и искривления позвоночника. Справка от «нужного» рентгенолога из районной поликлиники стоит около 100 евро. Еще 800 евро (осенью было 500, но такса выросла) из районного военкомата отдается в городской для заверения бумаг, — рассказывает Сергей. — Кстати, все расчеты с рублей в евро перевели с этого года — так надежней, а то курсы валют нестабильны.

В прошлом году Сергей Стрильченко входил в состав экспертной группы при прокуратуре, которая проверяла деятельность призывных комиссий.

— Я, в частности, работал в Выборгском районе. По нашему мнению, 25 процентов заключений о признании молодых людей негодными к службе — откровенно липовые. Их освобождали от призыва по диагнозам, с которыми можно брать с ограничениями. Еще около 30 процентов заключений вызвали у нас подозрение. Там было сложнее доказать, но согласитесь, странно, если парень, который был здоров и на предыдущих осмотрах врачей у него ничего не находили, вдруг оказывается тяжелобольным, — рассуждает Стрильченко. — Однако все наши изыскания и заключения ни к чему не привели, все это постепенно забылось, никого не наказали.

Кому война, а кому дополнительная прибыль

Обогащению нечистых на руку армейских дельцов может поспособствовать в этом сезоне еще и кризис на Украине. К Сергею в экспертную комиссию выстраиваются очереди из потенциальных новобранцев с родителями, которые боятся, что солдат могут отправить воевать с украинцами.

— Это, конечно, чушь. Срочников сейчас в горячие точки не отправляют, только контрактников, — успокаивает Сергей. — Но люди все равно боятся. Кто-то идет откупаться в «юридические фирмы», кто-то направляется к нам, чтобы доказать реальные диагнозы молодых людей.

По словам Стрильченко, те, кто действительно не годен к службе, тоже порой дают взятки, чтобы их диагнозы приняли во внимание. В противном случае врачи из призывных комиссий могут очень долго гонять парня по докторам в надежде, что очередной эскулап признает его здоровым.

— Военные медики весьма вольно могут трактовать имеющиеся диагнозы, встречались случаи, когда они даже перечерчивали рентгеновские снимки, подгоняя показатели под норму, — говорит Сергей.

Но и призывники отвечают армейским стратегам военными хитростями. Некоторые еще с подросткового возраста регулярно наблюдаются у гражданских врачей, опять же за взятки пишут себе «историю болезни».

— Очень популярен диагноз «бронхиальная астма». Лет за 5 до призывного возраста мальчишке начинают его писать. Семья «кормит» медика. Потом эту карточку вручают призывной комиссии, — рассказывает Стрильченко. — Обидно бывает, когда астма разоблачается всего одним тестом. 5 лет стараний проходят впустую.

Кстати

Как петербуржцы «косят» от армии

Сутяжничество

Российское законодательство позволяет оспаривать действия сотрудников призывных комиссий в судах. Многие молодые люди этим пользуются. Они придираются к малейшим неточностям в работе военных. Например, могут заявить, что их не направили на обследование по заболеванию, о котором они говорили (хотя на самом деле могли и не сказать о нем). В суде начинается долгое разбирательство. Пока оно идет — парня не имеют права призывать в армию. Исход этого дела не так и важен. Если оно закончится слишком быстро, можно возбудить еще одно, например, если врачи сначала осмотрели призывника, а потом отправили на анализы, а не наоборот. Судятся люди годами. И стоит это недорого — всего лишь около 200 рублей за госпошлину.

Учеба за границей

По действующим нормам военнообязанный снимается с учета, если уезжает более чем на три месяца для получения образования за границей (это должно быть подтверждено соответствующими справками из учебного заведения). По идее, вернувшись на родину, молодой человек должен сам встать на учет. Но формально он не обязан этого делать. И призывники этим пользуются. В военкомат они являются, только когда им исполняется 28 лет и их уже не могут забрать на срочную службу.

Неврозы

Лучше дурдом, чем армия — так считал еще сам Виктор Цой, который полтора месяца пролежал в больнице на Пряжке, чтобы не служить. Столь радикальные меры в наши дни уже неактуальны. Хотя бывали случаи, когда новобранцы резали себе вены на сборном пункте. Но можно обойтись и совсем «малой кровью», точнее — всего лишь неврозом. Нервные срывы случаются почти у каждого. Одни после ссоры с родителями убегают из дома, другие дерутся во дворе, третьи пишут суицидальные стихи. Если после такого показать подростка психиатру и тот сочтет, что у мальчика невроз и пропишет это в медицинской карте, то в будущем запись может стать поводом не служить в армии. Ведь кто знает, вдруг такой человек снова сорвется и решит сбежать с автоматом в руках или откроет стрельбу прямо в казарме. Лучше оставить его на гражданке. И с недавних пор действует распоряжение генерального штаба России — не брать в армию людей с неврозами. Хотя фактически они остаются ограниченно годными к службе. Этот диагноз приятен еще и тем, что не влечет никаких последствий — «больного» не ставят на учет в психдиспансере, не ограничивают в правах.

Кстати, гомосексуализм, как расстройство половой ориентации, дающее право на освобождение от призыва, в Петербурге не пользуется популярностью. Даже настоящие геи предпочитают скрывать свои сексуальные предпочтения, прибегая к другим уловкам, чтобы не служить.

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий