Долг Родине: без автомата и сапог

81

Ежегодно в России 300 тыс. молодых людей идут служить в армию и только 800–900 человек — на альтернативную гражданскую службу (АГС). Несмотря на то что право на прохождение АГС законом гарантировано каждому, пользуются этим лишь единицы. Альтернативщики из Москвы рассказали «МН», почему они выбрали АГС, как их решение было воспринято в военкомате и чем им во время прохождения службы приходится заниматься.

Макар Бутков, почтальон

24-летний журналист Макар вот уже больше двух недель работает почтальоном — разносит письма и газеты в районе Чистопрудного бульвара и Покровки. За час он обходит всю свою территорию — 15 домов. Работа непыльная, считает Макар. «Хочу большой самокат купить — так быстрее будет», — делится планами по оптимизации процесса альтернативщик.

Рабочий день Макара начинается в шесть утра на Мясницкой, 23, в здании Главпочтамта, а заканчивается в полдень, но на почту надо приходить еще и по субботам. Самое сложное в работе, по мнению Макара, — рано вставать. «До почты я доезжаю на велосипеде. Я бы и почту разносил на нем, но у подъезда велик не оставишь», — говорит он.

Утро начинается с сортировки писем по домам. В восемь утра Макар кладет их в рюкзак и разносит корреспонденцию сначала по квартирам (на почте ему выдали огромную связку ключей от домофонов). В десять наступает черед нести письма в организации. «Теоретически можно попросить водителя почты довезти пачки писем до опорной точки — это такой ящик в подъезде, который устанавливается на три-четыре дома», — рассказывает Макар.

Через три месяца он сможет разносить еще и пенсии. Зарплата почтальона — 13,5 тыс. руб. «У меня такие же права, как и у других сотрудников, есть трудовой договор. Альтернативщики от коллег ничем не отличаются — только мы моложе». Московский почтамт уже более пяти лет принимает на работу альтернативных служащих. В этом году пришли четверо: ребята работают почтальонами, сортировщиками и операторами связи — сидят за кассами.

У альтернативников такие же права, как и у других сотрудников. Есть и трудовой договор

«Когда я подавал заявление на альтернативную службу, в списке вакансий на сайте Роструда была идеальная для меня работа — Московский зоопарк. Вау! Я даже в автобиографии, которую надо было предоставить в военкомат, написал, что люблю животных. А вдруг повезет? Но в мой призыв этой вакансии уже не было. Хорошим вариантом были библиотеки и галереи в центре Москвы, ну и почта. Но я был готов к тому, что мне выпадет работа в больнице где-нибудь на окраине Москвы», — рассказывает Макар.

О существовании АГС он знал с детства: «Я вырос в Германии, а там альтернативная служба очень популярна. Во всем мире этот институт хорошо развит, а в России мало кто знает само словосочетание. В военкоматах об АГС нет информации, и среди моих знакомых нет людей, которые проходили бы альтернативную службу. Наверное, 90% молодых людей вообще ничего об альтернативной службе не знают, а из оставшихся 10% лишь единицы представляют, что это такое на самом деле».

Как стать альтернативщиком

В районный военкомат за шесть месяцев до призыва необходимо подать заявление в свободной форме на прохождение АГС, а также характеристику с места работы или учебы и автобиографию. Но даже если срок подачи заявления на АГС пропущен, сотрудники военкомата обязаны его принять. В нем, а также во время собеседования в военкомате призывник должен рассказать о своих убеждениях, которые противоречат несению им военной службы. Претендовать на АГС можно на любом основании — по религиозным, пацифистским, антимилитаристским, политическим мотивам, причем доказывать свои убеждения призывник не обязан.

Сколько длится АГС

Альтернативная служба длится 21 месяц. Альтернативщики имеют такие же трудовые права, как и их коллеги по работе: оформление по Трудовому кодексу, зарплата, выходные и ежегодный отпуск (28 дней или больше в зависимости от условий труда). АГС засчитывается в трудовой стаж.

Где можно пройти АГС

Как правило, большинство альтернативщиков проходит АГС по месту жительства, так как у многих организаций нет общежитий для иногородних служащих, которые они по закону обязаны предоставить. Список организаций, где можно пройти АГС, ежегодно публикует Роструд. Среди них — музеи, архивы, больницы и санатории, почтовые отделения, конструкторские бюро и научно-производственные центры, университеты, дома престарелых и детские дома, зоопарки и заповедники, колонии, аэропорты. Место прохождения службы определяет не военкомат, а Федеральная служба по труду и занятости.

«Раньше я считал, что только по религиозному принципу можно получить направление на АГС, даже подумывал записаться в кришнаиты — вдруг поможет. Но потом в одной из правозащитных организаций мне объяснили, что это не так, да и свои убеждения невозможно никак доказать — о них можно только сказать. Ну как доказать то, что ты свидетель Иеговы, например? Справку из храма, что ли, принести? В военкомате во время комиссии мне говорили: «Что ты, не мужик? В армию не можешь пойти?» — давили и мучили вопросами. Даже пугали, что отменят решение о направлении на АГС. Я ответил, что считаю армию бессмысленной вертикальной системой, в которой такой человек, как я, не может существовать. Зато я буду больше полезен обществу, если стану работать», — вспоминает Макар.

Александр Туманов, санитар

О том, что вместо армии можно пройти альтернативную гражданскую службу, Александр узнал от коллег. Три года назад, в 20 лет, он устроился на работу в 15-ю городскую больницу имени Филатова санитаром транспортной бригады. Туда же направили для прохождения альтернативной службы двух призывников, которые и рассказали ему об АГС.

От армии, говорит Александр, он никогда не уклонялся. В 16 лет впервые побывал в военкомате, после чего о юноше забыли на несколько лет — ни звонков, ни повесток. Вспомнили, когда Александр уже больше года работал в больнице. «Я приехал в военкомат уже с заявлением на АГС. Подал я его не за полгода, как требует федеральный закон, а в сам призыв. Но комиссия все равно обязана рассмотреть заявление в течение месяца. Вопрос затянули, призыв прошел, а из военкомата никаких вестей не было. Я сам стал туда звонить. Мне сказали, что я должен сперва пройти медицинскую комиссию и только потом призывную, хотя по закону это не так: перед медицинской комиссией необходимо добиться замены военной службы на альтернативную. В итоге мне пришлось написать заявление в суд и отнести копию в военкомат. Тогда там зашевелились», — вспоминает санитар, которому очень помогли советы коллег-альтернативщиков. Один из них добился направления на АГС только по решению суда.

Когда военкомат разрешил Александру пройти альтернативную службу, новобранец обратился в Роструд с заявлением, в котором попросил учесть при выборе места АГС его опыт работы и направить в родную больницу. Отдел кадров также направил ходатайство в службу занятости. С октября 2012 года Александр проходит АГС по месту работы.
Служба разная нужна

Филатовская больница начала принимать альтернативщиков практически сразу, как в 2002 году вступил в силу федеральный закон об АГС. Ежегодно в больницу приходит три-пять юношей. В этом году помимо Александра еще два молодых человека проходят здесь службу, рассказывает главврач больницы Екатерина Тюлькина. Санитарами медучреждение, по ее словам, укомплектовано неплохо: их зарплата выше, чем по округу, — 16 тыс. руб. на руки.

Рабочий день санитара длится восемь часов, есть перерывы на обед, выходные и увеличенный отпуск — 42 дня. Поскольку санитары относятся к категориям младшего медицинского персонала, который работает во вредных условиях, им положен дополнительный отпуск.

В обязанности транспортной бригады входят перевозка и сопровождение пациентов на плановые процедуры и исследования, перевод из отделения в отделение. Сама больница представляет собой огромный комплекс с длинными тоннелями на цокольном этаже. Все заявки на транспортировку пациентов принимает диспетчер, который составляет график, учитывая тяжесть больных, срочность процедур, дальность расстояния, он же распределяет работу между санитарами. Так как Александр трудится уже три года, руководство назначило его диспетчером.

Работа благодарная, признается он: «На время перевозки я беру ответственность за человека. Работа сделала меня более терпимым». После окончания альтернативной службы Александр планирует поступать в университет, выбирая между медицинским и биологическим образованием.

Петр Фокин, механик

«Ты что, баптист?» — спросил один из членов военной комиссии Петра, когда рассматривалось его заявление о замене военной службы на альтернативную. «Я никогда не был религиозным фанатиком, какими обычно представляют альтернативщиков. Это стереотип. АГС можно добиться не только, если религия не позволяет, но и если твои собственные убеждения противоречат несению службы. А комиссия даже не слушала текст моего заявления, — вспоминает Петр. — Им было плевать, хотелось лишь за счет меня пополнить статистику».

Петр Фокин вспоминает, что во время альтернативной службы в автопарке ему доводилось иногда спорить с начальством. Условия труда не самые лучшие: зимой в автопарке холодно, перчатки выдавали рабочим раз в месяц, тряпок не хватало, а летом не снабжали питьевой водой

В 2010 году Петр заканчивал Московский государственный машиностроительный университет, учился на кафедре автомобильных и тракторных двигателей. На пятом курсе перед ним стал выбор — пойти в армию, купить военный билет или решиться на АГС. «Скрываться от военкомата не хотелось, да и давать взятки тоже. В армию я не хотел идти, и это «не хочу» было осознанным, укоренившимся в моем сознании. Оно сложилось по многим причинам, начиная с печального отрицательного опыта службы в армии друзей и родного брата и заканчивая мыслью о том, почему меня должны лишить свободы и возможности обучаться, помогать семье и общаться с теми людьми, с которыми я хочу», — объясняет Петр.

Чтобы заявление о направлении на АГС было аргументированным, Петру пришлось изучить воинский устав. Но глубоко копать не пришлось. Уже в самом определении понятия «военнослужащий» он увидел ограничение прав и свобод гражданина. «Против военных я ничего не имею — считаю эту профессию одной из сложнейших, причем не столько физически, сколько морально и психологически. Армия должна быть профессиональной, куда люди идут добровольно, осознавая все тягости воинской службы, — рассказывает молодой человек. — В заявлении я написал, что не смогу убить человека по приказу, а это уже противоречит уставу, а следовательно, и несению мной службы».

«Еще с четвертого курса института я работал в автосервисе по ремонту легковых автомобилей. Эта сфера меня действительно интересовала. Кроме автобусного парка для меня разве что почта была достойным вариантом. Мне повезло — отправили в автобусный парк на Волоколамском шоссе. Я учился на инженера автомобильных двигателей и мечтал, чтобы в автобусном парке меня послали в моторный цех. Но так как там платили достойно и нехватки кадров не было, меня направили на плановое техническое обслуживание автобусов. Я был дипломированным специалистом на тот момент, тем не менее мне дали 3-й разряд слесаря по ремонту автомобилей, а это ниже, чем 4-й разряд, который присваивают после колледжа», — вспоминает Петр.

В автопарке альтернативщику платили в среднем 16 тыс. руб. в месяц: «Копейки по московским меркам, но я сумел накопить себе на простенький мотоцикл и на поездку в Испанию после службы. А другой парень, который служил вместе со мной, накопил себе на автомобиль ВАЗ-2115». Рабочий день Петра начинался в восемь утра, перед работой и после нее необходимо было пройти тест на алкогольное опьянение — таковы правила «Мосгортранса». В обязанности слесаря входили проверка технического состояния, замена масла, смазка всех узлов, ремонт и разборка списанных автобусов.

«Это было самое веселое в работе, — говорит альтернативщик. — Не каждому человеку в жизни приходилось выбивать стекла в автобусе, выламывать сидушки — в общем, крушить-ломать».

Петр вспоминает, что приходилось иногда спорить с начальством. Условия труда не самые лучшие: зимой в автопарке холодно, перчатки выдавали рабочим раз в месяц, тряпок не хватало, а летом не снабжали питьевой водой. «Но я спорил, мог отказываться делать те вещи, которые не входили в мои обязанности. И все, что мне могли сделать, — лишить премии: в этом кардинальное отличие АГС от армии. Я был свободен и мог делать в выходные и праздники все, что захочу. В автопарке я был полезнее обществу, чем если бы пошел в армию. Я обслуживал автобусы, чтобы на них потом ездили граждане, и я умело это делал. А в армии я был бы еще одним бесполезным «мясом» и жил бы на деньги налогоплательщиков, тратя их впустую».
«Ваши убеждения нас не убедили»

Не всем призывникам удается с первого раза добиться прохождения альтернативной службы. Случается, военкоматы упорствуют. Чаще всего формальным поводом для отказа называется нарушение сроков подачи заявления об АГС, ведь в законе четко прописано — за шесть месяцев до предполагаемого призыва. Нередко военкоматы вводят призывников, не успевших хорошо изучить законодательство, в заблуждение и под надуманными предлогами не принимают заявление, поданное в срок. Иногда добиться направления на АГС удается только через суд.

«На первой призывной комиссии мне отказали с формулировкой «ваши убеждения нас не убедили». А такой причины отказа в законе вообще нет», — рассказывает студент пятого курса МПГУ Грант Аджемян. В заявлении он обосновал экономическую ущербность армии, написал о том, какую пользу может принести себе и обществу, если пройдет АГС, вспомнил принципы ненасилия и ущемление свободы человека, его чести и достоинства. Сама комиссия проводилась во время действующей отсрочки от армии, что само по себе незаконно. «Они сильно давили психологически, пытаясь доказать, что я плохой человек, не понимаю, о чем говорю, требовали документы, подтверждающие мои убеждения. Выворачивали законы наизнанку, чтобы казаться правыми. Например, пытались доказать мне, что на АГС имеют право только малочисленные народы и люди с религиозными убеждениями», — вспоминает Грант. В итоге письменного отказа комиссия не выдала, призывник затребовал выдачу решения призывной комиссии и снова подал заявление на АГС.

Служба разная нужна

Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Сергей Кривенко вот уже более десяти лет занимается поддержкой института АГС. «Если на военную службу призывается около 300 тыс. человек в год, то на альтернативную службу — менее 1 тыс., хотя заявлений подается больше», — приводит данные эксперт. Причин низкой популярности АГС среди призывников, по его мнению, несколько. «В стране не ведется никакой информационной кампании государственными органами. Ни в школах, ни в институтах, ни в военкоматах вы не встретите плакаты об альтернативной службе, рассказывающие, что это такое. Мы проводили опросы молодежи, практически все слышали об этом, но никто не знает, что собой на самом деле представляет АГС. Все думают, что это такая служба для маргинальных слоев или трусов, которые боятся брать в руки оружие. Этот миф активно поддерживается сотрудниками военкоматов. Плюс это административные барьеры для того, чтобы просто подать заявление на АГС. Все это приводит к тому, что поток желающих пройти ее очень маленький», — объясняет правозащитник.

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий