Фонд «Право Матери»: «Тема смерти — в каждом письме, в каждом звонке»

371

Иногда сотрудников Фонда спрашивают — что самое трудное в Вашей работе? Все знают, что Фонд «Право Матери» занимается одной из самых сложных тем — мы помогаем людям, у которых по разным причинам в армии погибли дети, и ежедневно мы слышим: «Погиб-умер-убили-погиб-умер-убили». Тема смерти — в каждом письме, в каждом телефонном звонке, который поступает в нашу организацию. Трудно ли помогать людям, почерневшим от горя? Да, конечно. Однажды к нам пришла новая девушка-волонтер с образованием психолога, и мы неосмотрительно посадили ее принимать телефонные звонки родителей погибших солдат. Через полчаса с девушкой случилась истерика — она переоценила свои силы, оказалась неспособна к такой работе, несмотря на профильное образование. Сотрудники Фонда «Право Матери» ежедневно общаются с родителями погибших солдат. Мы обязаны сохранять абсолютное спокойствие, иначе мы не сможем оказывать им помощь. Это трудно. Но это — не самое трудное. Ни для кого не секрет, что поток обращений в Фонд «Право Матери» — огромен. И оказать в течение года квалифицированную помощь 5-7 тысячам семей, когда коллектив Фонда — это несколько человек на всю страну, — почти невозможно. Но как написано на стене нашего офиса: «Невозможное — это всего лишь то, на что потребуется некоторое время»…

Самое трудное — это то, чем мы занимаемся сейчас. Мы выбираем между семьями погибших солдат. Мы решаем, какой семье помочь, а какой — отказать в помощи. Потом мы звоним и сообщаем каждой семье свое решение. Если бы можно было не выбирать — мы бы не выбирали. Но у Фонда «Право Матери» закончились деньги на деятельность. Мы отчаянно ищем средства, и едва на наш счет приходят благотворительные пожертвования, мы решаем — в какой процесс поедет юрист Фонда на эти деньги. От необходимости делать такой выбор можно сойти с ума. Как выбрать между делом ивановской мамы погибшего солдата Нациной и тверской семьей Коневых? У Нациной разваливается дом, мама не встает с постели, один сын погиб в армии, а второй сын болен эпилепсией, у него случаются припадки, лекарства не помогают, хорошего обследования-лечения не было ни разу в жизни, потому что Нацины очень бедны. С Любовью Павловной Нациной воюет Ивановский областной военкомат за копеечные меры социальной поддержки, которые для матери погибшего являются вопросом физического выживания. Ее делом Фонд «Право Матери» занимается с марта 2012 года, и бросить его сейчас кажется просто невозможным. Но также невозможным кажется бросить на произвол судьбы тверскую семью Коневых. Ирина Сергеевна и Игорь Иванович Коневы вырастили двоих прекрасных детей — сына и дочку. И оба их ребенка погибли. Сын, сержант милиции Владимир Мышкин — в Чечне, 28 сентября 2001 года при нападении боевиков на Курчалоевский ВОВД. Дочь Леночку, учащуюся Санкт-Петербургского Университета МВД, 24 июня 2007 года при переходе улицы на зеленый свет насмерть сбила машина.

После гибели детей какое-то время Коневым казалось, что их жизнь остановилась. Мы помним их первое обращение к нам, помним, как звучал голос Ирины Сергеевны в то время, сколько в нем было боли и усталости. А сейчас Коневы словно ожили. Наперекор всем несчастьям и бедам они взяли из приюта маленькую девочку Сонечку. В три с половиной года Сонечка весила 6 килограммов, она серьезно отставала в развитии от своих сверстников («развитие годовалого ребенка»). Приютские дети бросались к Коневой с вопросами: «Ты кто? Ты моя мама?» Сонечка пряталась за шторкой. Ребенок испуганно шарахался от любой попытки погладить по голове, приласкать. (В приют Сонечка попала, благодаря соседям, вызвавшим милицию, потому что трое суток подряд за стенкой плачет ребенок. Сотрудники милиции с трудом отыскали Сонечку — без сознания девочка лежала в куче грязных тряпок. Одежда, которая была на ней, присохла к коже, так давно ее не меняли. Как-то Сонечка рассказала Ирине Сергеевне, что она кушала то, что могла найти, — сырую рыбу и овощи…). У Коневых Сонечке хорошо. Она уже не только догнала, но и обогнала в развитии своих сверстников. У Сонечки, конечно, есть проблемы со здоровьем, например, у нее есть астма, Коневы возят ее по врачам, вкладывая в это силы, время и деньги, они делают все возможное, чтобы вылечить ребенка. Сейчас девочка уже не боится родительской ласки. Она называет Ирину Сергеевну мамой, хотя помнит — «раньше у меня была другая мама, которая меня бросила». Ирина Сергеевна водит Сонечку в школу искусств на танцы. Педагоги и воспитатели девочкой очень довольны. Так получилось, что именно этот — очень важный период в жизни Коневых — омрачил судебный процесс с Управлением внутренних дел Тверской области, которое отказало родителям погибшего ветерана боевых действий в увеличении размера пенсии по случаю потери кормильца. Фонд «Право Матери» с июля 2012 года отстаивает интересы Коневых в суде. На начало февраля назначено очередное судебное заседание по их делу. Кажется невозможным бросить их судебный процесс…

Мы не хотим делать выбор между Нациной и Коневыми. Между нижегородскими семьями погибших ветеранов боевых действий, среди которых есть, папа старшего лейтенанта Дмитрия Волкова, отогнавшего от колонны обстрелянный боевиками горящий бензовоз, и — тамбовскими семьями погибших ветеранов боевых действий, среди которых есть, родители Алексея Смирнова, штурмовавшего Грозный в составе Майкопской бригады и погибшего в районе железнодорожного вокзала (родители получили из Чечни его тело с головой, завернутой в простынь) и родители Петра Яценко, которому посмертно присвоено звание Героя РФ.

Мы не хотим выбирать между семьями погибших ветеранов боевых действий во Владикавказе и такими же семьями в Челябинске.

Между процессом одинокой мамы погибшего призывника Згерской и делом семьи Дедюхиных, где отец погибшего мальчика является глухим инвалидом, и просто не сможет без нас в суде.

Мы не хотим отказать в помощи Петровым, у которых призвали в армию больного мальчика и довели до петли.

Мы не хотим отказать в помощи семьям оренбургских ветеранов, если ответчик подаст апелляцию, среди этих семей есть мама Геннадия Рассказова, погибшего в августе 1996 года на площади Минутка в Грозном, у нее — диабет и онкология 4 степени… Этот список можно продолжать. У Фонда «Право Матери» в активной судебной работе десятки заседаний, в каждое из которых мы считаем нужным командировать юриста. Мы хотим помочь всем нашим подопечным. Мы хотим приехать в каждый наш судебный процесс.

Для того, чтобы помочь всем нашим подопечным, Фонду «Право Матери» нужны всего лишь 500 единомышленников, каждый из которых ежемесячно будет переводить нам благотворительное пожертвование в размере 1 тысячи рублей. Тогда мы приедем ко всем.

Бланк для регулярных пожертвований можно скачать с сайта Фонда: http://mright.hro.org/files/sb.xls

Примите в своей жизни решение, которое даст надежду тысячам обездоленных.

Фонд «Право Матери»

Комментарии

К статье 1 комментарий
Алёна К

Оксана Федорова набрала 20 кг >>> http://goo.gl/zzXCDF <<< Я извиняюсь, но, по-моему, Вы не правы. Я уверен. Пишите мне в PM, пообщаемся.

Ответить