К чему сыр-бор с повестками? Эксперт о новой инициативе сенатора Озерова

453

Недавно СМИ шумно обсуждали очередную законодательную инициативу председателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктора Озерова, направленную на изменение порядка оповещения призывников о явке в военкомат. Вместо вручения уполномоченными должностными лицами повестки лично призывнику в руки и под его личную роспись, сенатор предлагает ограничиться электронной рассылкой, либо заказными письмами через почту России. Таким образом он намерен добраться до не дающих ему покоя «уклонистов». И ради этого весь этот сенаторский «Покемон ГО» разработан. Ниже мы приводим экспертный разбор данной инициативы, подготовленный правозащитником Львом Левинсоном.

«В период проведения призывных кампаний в 2016 году военные комиссариаты не смогли оповестить о явке на мероприятия, связанные с призывом на военную службу более 110 тыс. призывников, что составляет почти 36% от количества граждан, призванных на военную службу» — это из пояснительной записки к законопроекту, предназначенному для исправления столь массового пренебрежения священным долгом.

Процент смотрится эффектно — еще бы! каждый третий! — но чуть вглядевшись, понимаешь, что 110 тысяч, не получивших повестки на мероприятия, связанные с призывом, это не трагический недобор солдат и не срыв плана призыва. В 2016 году план был выполнен и перевыполнен. Главное организационно-мобилизационное управление (ГОМУ) Генштаба Минобороны  уже не первый год жалуется на преизбыток желающих служить, что потребовало уже перехода к более строгим критериям отбора.

Несмотря на это, свистопляска вокруг призыва продолжается, свидетельством чему законодательная инициатива, поступившая в начале мая из верхней палаты в нижнюю.

Проект закона имеет длинное название «О внесении изменений в статьи 8 и 31 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» в части совершенствования порядка оповещения граждан о явке на мероприятия, связанные с исполнением воинской обязанности». Внесен проект Виктором Озеровым, вечным членом, 20 с лишним лет возглавляющим комитет Совета Федерации по обороне и безопасности; к Озерову присоединились несколько других членов комитета.

Известно: чтобы взять человека на крючок, надо всучить ему повестку.

Пока что действует традиционная процедура оповещения — повестка вручается призывнику лично в руки, под расписку. Вручается сотрудником военкомата, а  по месту работы, учебы — через администрацию.

Проект содержит несколько ноу-хау. Предлагается, во-первых, если призывника нет дома, вручать, опять же под роспись, повестки  его «уполномоченным представителям». При этом, кто это такие — не уточняется.  Есть законные представители у несовершеннолетнего, но призыву-то подлежат  граждане, уже достигшие 18-ти лет. Взрослый человек может иметь представителей по доверенности, нотариально заверенной. Но трудно себе представить граждан призывного возраста, желающих выдать кому-то доверенность на получение повестки. Все же прочие, открывшие гонцу дверь , будь то родители,  бабушки, дедушки, девушки, соседи или племянники, никакими уполномоченными представителями не являются.

Во-вторых,  предлагается присылать повестку почтой, заказным письмом с уведомлением о вручении, и вручать ее призывнику или  таинственному «уполномоченному представителю». За отказ принять  повестку и расписаться  авторы проекта грозят привлечением к ответственности по уголовной статье об уклонении от военной службы. Но кого и за что? Если призывник сам скажет «а на фига?», тогда понятно. Но если не расписалась якобы уполномоченная бабушка, кого будут сажать по 328-й  за уклонение? Бабушку, внука или обоих?

Далее. По существующему порядку повестка, врученная  с опозданием, после указанной в ней даты явки, считается недействительной. И военком, в тщетной попытке изловить беглеца, матерясь, выписывает другую. Генералы-сенаторы изобрели военную хитрость. «Граждане, подлежащие призыву на военную службу, — пишут они в законопроекте, — получившие повестки, направленные по почте, после указанных в них дат явки <…> обязаны в течение трех рабочих дней со дня вручения повестки самостоятельно явиться в соответствующий военный комиссариат для получения повестки».  Получается,   направлять заведомо  запаздывающие повестки даже выгоднее: призывнику, имеющему по проекту три дня на выбор, сложнее будет отговориться уважительной причиной.

Все это — лишь отблеск  давней мечты ГОМУ об общей обязанности всех «мочащихся к стене» являться в военкомат вообще без повесток.

Наконец, самый интересный способ борьбы с уклонистами: Озеров и компания догадались слать повестки  по электронной почте, для чего  в перечень сведений о гражданине, подлежащем призыву,  включается, по законопроекту,  его е-мейл. По умолчанию признается, что  отправленная таким образом повестка  будет считаться полученной (а уважительные причины, буде они есть, еще надо доказать).

Написали: «повестка гражданину может направляться в электронном виде на электронный адрес». Что из этого следует?  Обязанность иметь электронную почту? Обязанность читать ее, если имеешь? С какой периодичностью? И есть ли у каждого гражданина РФ призывного возраста айфон, айпад или десктоп?

К чему вообще весь этот сыр-бор с повестками, если никаких проблем с призывом давно нет?

Угроза принудительного призыва — давнее средство военно-полицейского давления на человека. Более полицейского, чем военного.  Авторы законопроекта и не скрывают его подлинной направленности: «В целом реализация указанного проекта федерального закона позволит сократить количество граждан, уклоняющихся от исполнения воинской обязанности, и повысит эффективность работы по привлечению их к ответственности».

Есть такая фишка, когда  представители какой-либо  обособленной корпорации используют свой кодовые словечки, специальное корпоративное произношение обычных слов. Так, тюремщики говорят «осУжденные», а военкоматчики «прИзыв». Отличие  прИзыва от призыва в том, что по призыву — вежливо вручили повестку, провели комиссию, признали годным, направили на военную или альтернативную службу, или признали негодным, выдали военный билет.

А прИзыв — это когда устраивают засады, сидят в кустах, рвут заявление на альтернативную службу. Когда звонят в 5 утра в дверь и в глазок виден человек в кальсонах, кричащий «у вас течет, у нас потолок протекает!»,  который, как оказалось, принес повестку. ПрИзыв — это когда тех, кто хочет в армию,  оставляют дома, а тех, кто не хочет,  тянут туда силком.

Лев Левинсон

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий