Как Гаттаров аспирантов спасал

109

Максим БурмицкийАвтор колонки — эксперт Рабочей группы по военно-гражданским отношениям Совета при Президенте РФ, эксперт международного проекта «Общество и Армия», практикующий юрист (свыше 200 выигранных процессов по обжалованию действий и бездействий органов военного управления и призывных комиссий), директор Агентства Правовых действий.
e-mail: armylegal@gmail.com
skype: maxim.burmitskiy
+79O57527493

Известный айфонно-твиттерный пожарный сенатор Гаттаров всё-таки иногда еще и законотворчеством занимается. Правда, получается оно как-то хуже чем тушение пожаров онлайн. В этот раз он, на пару с еще одним суровым челябинским сенатором, озадачился судьбами отечественной науки, в частности проблемами отсрочек от призыва в армию для аспирантов. Для военкоматов аспиранты снова стали призывным контингентом с конца 2010 года. И вот, не прошло и года, как законодатели решились внести поправки, чтоб хоть со следующего года аспиранты не парились. Почти одновременно в Госдуму РФ было внесено два законопроекта. Пламенный Гаттаров сотоварищи родили особо фееричный, и я не удержался – сделал экспертное заключение, которое привожу ниже.

Экспертное заключение на законопроект № 610012-5 «О внесении изменения в статью 24 ФЗ “О воинской обязанности и военной службе”»

Как известно, проблема с предоставлением отсрочки от призыва в армию аспирантам возникла в конце 2010 года и была связана с формулировкой пп.2б ст.24 закона «О воинской обязанности и военной службе». В соответствии с действующей редакцией закона, на отсрочку имеют право граждане, получающие послевузовское профессиональное образование по очной форме обучения:

в имеющих государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) образовательных учреждениях высшего профессионального образования или

в научных учреждениях, имеющих лицензию на ведение образовательной деятельности по образовательным программам послевузовского профессионального образования.

Проблема возникла из-за того, что в статье чётко не указывается, что именно надлежит аккредитовать вузу для того, чтобы аспиранты могли получить отсрочку — программы послевузовского образования или же соответствующие направления основного высшего профессионального образования (специальности). Несколько лет наличие у вузов аккредитации по направлениям подготовки высшего профессионального образования являлось достаточным основанием для получения отсрочки аспирантами этих вузов. Однако в конце 2010 года, в нарушение принципа правовой определённости, военное ведомство изменило свой подход к данному вопросу, мотивируя это тем, что высшие учебные заведения страны осуществляют подготовку аспирантов без аккредитации соответствующих программ послевузовского образования, и, соответственно, права на отсрочку аспиранты вузов не имеют.

Очевидно, что возможность двоякой трактовки и противоположного применения нормы говорит о её дефектности, и изменения в законодательство, регулирующее этот вопрос, были необходимы. В октябре 2011 года сразу два законопроекта с поправками были внесены в ГД РФ. Первый (законопроект № 610012-5) внесён депутатом Государственной Думы И.Ю. Фахритдиновым и членами Совета Федерации Р.У. Гаттаровым и К.В.Цыбко, второй (законопроект № 611742-5) внесли депутаты Государственной Думы В.М. Заварзин, Г.А. Балыхин, Н.И. Булаев. Текст второго пока не опубликован, поэтому подробно остановимся на первом. Очевидно, что поправка в закон должна устранить дефектность соответствующих норм, убрав неясности, возникающие при её трактовке, и возможность произвольного применения. Получилось ли это у авторов комментируемого законопроекта? Авторы проекта предлагают сформулировать подпункт «б» пункта 2 статьи 24 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» следующим образом:

[ Право на отсрочку от призыва на военную службу имеют граждане:]

«б) получающие послевузовское профессиональное образование по очной форме обучения в образовательных учреждениях высшего профессионального образования, образовательных учреждениях дополнительного профессионального образования, научных организациях по основным образовательным программам послевузовского профессионального образования, отнесённым к аккредитованным укрупнённым группам направлений подготовки и специальностей, – на время обучения, но не свыше нормативных сроков освоения образовательных программ, и на время защиты квалификационной работы, но не более одного года после завершения обучения по образовательной программе послевузовского профессионального образования».

Таким образом, этой поправкой вносятся следующие новации:

1. Перечень образовательных и научных учреждений, аспиранты которых имеют право на получение отсрочки, установленный действующим законом, дополняется образовательными учреждениями дополнительного профессионального образования, что, несомненно, является положительным нововведением.

2. Предполагается, что аспиранты научных учреждений смогут получить отсрочку, только если у направления подготовки будет государственная аккредитация. Согласно действующей редакции закона, научному учреждению достаточно иметь лицензию на оказание образовательных услуг. Таким образом, налицо ухудшение ситуации для аспирантов этих учреждений.

3. Определение действующей редакции «в имеющих государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) образовательных учреждениях высшего профессионального образования» заменяется следующим: «по основным образовательным программам послевузовского профессионального образования, отнесенным к аккредитованным укрупненным группам направлений подготовки и специальностей». О проблемах, которые могут возникнуть в связи с такой трактовкой, речь пойдет ниже.

Если с первыми двумя новациями все понятно — одна расширяет перечень учреждений, аспиранты которых смогут получить отсрочку, другая ухудшает положение аспирантов научных учреждений, то третья вместо того, чтобы, наконец, внести ясность в вопросы, связанные с требованиями закона относительно аккредитации, запутывает еще сильнее. С одной стороны, есть указание на то, что должна быть аккредитована именно программа послевузовской подготовки (чего до сих пор нет у большинства аспирантур в силу фактического отсутствия утверждённых государственных требований для этих программ подготовки аспирантов). С другой стороны, говорится о том, что аккредитуемые программы должны относиться к «укрупнённым группам направлений подготовки и специальностей». Данная фраза по существу представляет собой понятие, которое отсутствует в действующей редакции закона и не расшифровывается в тексте проекта.

Чтобы выяснить, что же представляют собой эти «укрупнённые группы», обратимся к законодательству об образовании. Поскольку Закон РФ «Об образовании», снова-таки, не дает искомой дефиниции, мы находим ее в «Общероссийском классификаторе специальностей по образованию», который поясняет, что указанные «группы» «объединяют совокупности специальностей и направлений подготовки специалистов с высшим профессиональным образованием». Очевидно, что Классификатор не распространяет своё действие на вопросы послевузовского образования: «Объектами классификации в ОКСО являются специальности высшего и среднего профессионального образования».

Таким образом, основной вопрос действующей редакции — какая из программ подготовки, вузовская или послевузовская, должна быть аккредитована, для того, чтобы аспиранты могли получить отсрочку, предложенной поправкой не снимается. И дефектность нормы, относительно действующей редакции, только усиливается. Соответственно, предложенный законопроект (№ 611742-5) не отвечает поставленной задаче по усовершенствованию законодательного регулирования.

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий