Как нарушаются права призывников

292

«Армия – экстремальная среда. Каждый призыв мы занимаемся теми, у кого болезни или отклонения, но их всё равно призывают», — говорит руководитель Региональной правозащитной общественной организации родителей призывников Татарстана «За сыновей» Герман Алёткин.

Издание «АиФ-Казань»  беседует с ним о праве служить или не служить.

Герман Алёткин

Возьму шинель, и вещмешок, и каску…

— Герман Николаевич, почему мальчишки играют в солдатики, а потом косят от армии?
— У нас милитаризированное общество. Мол, если не служил, не мужик. В первобытном обществе тоже был обряд инициации. Мальчик должен помучиться, чтобы его признали мужчиной.
— РТ всегда выполняет план по призыву. За счёт чего?
— Закон нарушается. Призывная комиссия постоянно принимает противоправные акты. А мы весной сталкиваемся с растерянными студентами. Пока не защитили диплом, они не подлежат призыву. Но призывная комиссия уже в марте проводит свои мероприятия. В прошлый призыв в Нижнекамске едва добились, чтобы одного такого парня оставили в покое.

Досье
Герман Алёткин родился в Казани в 1968 г. Окончил КГУ, историк. Председатель Региональной общественной правозащитной организации «Родители призывников РТ «За сыновей!» Рядовой запаса, воинская специальность — «водолаз-подрывник». Женат, взрослый сын.

 

— То есть нарушается закон РФ?
— Конечно! Ректоров вузов где-то собирают, «доводят до сведения» требования военкомата, они начинают действовать. Хотя требования нигде не опубликованы, они чистая самодеятельность.
— Добровольцев вообще не осталось?
— Есть, например, те, кто получил высшее образование и думает: «Чёрт с вами, отслужу!» Им вдолбили, что карьера юриста или силовика – только через армию. Хотя В. Путин, служа в ФСБ, в армии не был. Именно у этих ребят – психологический слом. Они ждут особого отношения, раз пошли служить добровольно, обладая определённым интеллектуальным уровнем. А им говорят: «Ты такой, как все, копай от забора и до обеда». Армия – экстремальная среда. Каждый призыв мы занимаемся теми, у кого болезни или отклонения, но их всё равно берут. В погранвойсках стали предъявлять судебные иски к призывным комиссиям в таких случаях. И выигрывали немалые суммы. Поэтому там служат сейчас только контракт­ники, и нет проблем с дедовщиной.

О негодных

— Сколько ребят возвращаются из армии больными, калеками или в виде «груза 200»?
— Неизвестно даже, сколько их во время службы были отправлены в госпитали или санчасти, у скольких вернувшихся возникли проблемы со здоровьем, в т.ч. психическим. Есть программа реабилитации осуждённых, вышедших на свободу. По демобилизовавшимся программы нет. А помощь нужна, даже если они не служили в горячих точках. И по «грузу 200» статистики нет. Официальная – 300-400 человек в год по стране. Но здесь и офицеры, включая самоубийц. Неизвестно число тех, кто подорвал здоровье в армии. Для получения военной инвалидности надо пройти такие круги бюрократического ада, что мало не покажется. А ведь были случаи, когда из армии в состоянии комы возвращались. Или с отбитыми жизненно важными органами. Если республиканский военкомат начнёт завтра действовать в рамках закона, призыв не будет выполнен.
— Что говорит федеральный закон?
— Например, то, что между сдачей анализов и вызовом призывника на медкомиссию должен пройти месяц. Но в РТ всё в один день при незаконной доставке на призывной пункт. Через пару дней парень уже в войсках! В прошлом году мы вызволили почти 10 человек, чьи законные права нарушили.
— Какие у вас отношения с военкоматом?
— Натянутые. Мы то и дело констатируем нарушения закона, судимся, отстаивая интересы призывников и «дембелей». Вот недавно добились возвращения парня с пролапсом митрального клапана. Есть запись, что заболевание приобретено во время прохождения службы. А ведь медкомиссия признала его годным! Как признала годным другого, без почки, и отправила в морскую пехоту.
Мы создаём прецеденты разбирательств. Военкомату это не нравится.
Сказывается непродуманное сокращение военных мед­учреждений. Квалифицированные медики уходят из системы. Не факт, что даже выявленный хронический больной будет уволен в запас. Его (лишь бы служил!) могут отправить в санчасть, например.

Родина велела

— И против лома нет приёма?
— Человек, обратившийся к нам, знающий свои права, против своей воли в армию не попадёт. Очень активно работают правозащитные центры, комитет солдатских матерей России, с которыми у нас постоянный контакт.
— В армию решили не призывать дагестанцев. Одобряете?
— Это решит многие проблемы. Но Дагестан – единственный регион РФ, где дают взятки, чтобы попасть в армию. В республике безработица, заняться нечем. А после службы можно идти в те же охранные структуры, куда не берут без военного билета. Наши коллеги из Дагестанского совета солдатских матерей вынуждены были регулировать ситуации, когда парни не хотели подчиняться общим правилам в армии: мыть полы, санузлы, работать на кухне. С ними всегда было трудно.
— Сегодня освободили от службы дагестанцев, потом – чеченцев, лезгинов, осетин… Кто служить-то будет?
— Да и с бурятами возникли проблемы по неуставным отношениям. Моё мнение: армия должна быть контрактной. В советское время она выполняла социализирующую функцию. Спустился с гор, пришёл из пустыни, покинул чум – здесь научат пользоваться унитазом, говорить по-русски, дадут профессию. Сейчас армия – аппарат по распилу бюджетных средств и зарабатыванию денег высшими чинами. Хочешь в туалет? Плати 50 рублей! Уж и до этого дошло.

— Как нынче с альтернативной службой?
— В этом году – 36 человек. Число возрастает. Но такая служба не менее трудна, чем армейская, и физически, и психологически.
— Гомосексуалисты подлежат призыву?
— Гомосексуализм – не заболевание, поэтому подлежат на общих основаниях. Только не надо требовать отдельного туалета на территории воинской части. Чтобы не пользовались таким предлогом откосить, есть психологи. Они быстро разберутся, кто есть кто.
— Призывники – не безликая масса. Какие-то группы выделите?
— Около 30% — негодны по здоровью. Столько же – идут добровольно. Армия для многих, кто подумывает о контракте, социальный лифт на будущее. Это ипотека, учёба, работа. Но большинство остерегаются её. Поэтому призывник должен знать и отстаивать свои права.

Комментарии

2 комментария
lv

Я вот наблюдаю и думаю: каждый год одно и тоже, нарушаются права призывников. Кто в этом виноват, что делать ? Зачем нужны планы для призыва, почему перед призывом не обследуют здоровье призывников, как следует. Мы живём в 21 веке,а наша армия вместе с медициной осталась в середине прошлого века.

Ответить
duglas

Все сказанное в точку. У нас в части большинство людей с высшим образованием , некоторые имеют по 2 высших и с красным дипломом. И этих парней заставляют мыть полы унитазы стоять в тупых нарядах,заниматься унизительной работой. Печально смотреть на это.

Ответить