Комитет солдатских матерей в Орле помогает призывникам на службе

585

chislХорошо ли сейчас служится солдатам? Можно ли избежать проблем в армии? На эти и другие вопросы дала ответ гостья нашей редакции – председатель Орловской региональной общественной организации «Совет солдатских матерей» Валентина Старовойтова.

В армию – из–за карьеры?

Кристина Сиденко, АиФ-Орёл: – Чем занимается Совет солдатских матерей?

 Досье

Валентина Старовойтова. Родилась 27 августа 1953 г. в Орле. Окончила Болховский педагогический колледж. Работала воспитателем, учителем. С 2007 г. — председатель Совета солдатских матерей. Член Совета Общественной Палаты Орловской области, экспертно-консультативного совета при Уполномоченном по правам человека в Орловской области, председатель Общественного совета при Управлении МВД по г. Орлу. Награждена орденом «Польза, честь и слава». Замужем. Имеет троих сыновей, семерых внуков.

– Мы осуществляем гражданский контроль за соблюдением прав и свобод призывников, военнослужащих и членов их семей. Цель одна – предотвратить действия, унижающие человеческое достоинство.

У нас уже большие наработки, налажены контакты с командирами воинских частей, с Генштабом, военными комиссариатами, прокуратурами и военно–следственными отделами. Поэтому любая проблема орловских военнослужащих и граждан призывного возраста будет решаться. Ведь самое главное – умение разговаривать, идти на контакт и озвучивать проблемы. А их немало.

К примеру, у призывников. Если юноша живёт вдвоём с мамой, а мама – уже пенсионерка по возрасту, значит, мы ходатайствуем перед военным комиссариатом о его службе по месту жительства. То же самое касается призывника, у которого есть маленький ребёнок или жена, находящаяся на 27–й неделе беременности, – он по закону должен служить вблизи места жительства, тем более что у нас в области дислоцируется несколько военных частей.

Если подобная проблема у военнослужащих – ходатайствуем об их переводе ближе к месту жительства на основании 38 ст. приказа МО № 400.

Но главная проблема сегодня – то, что в армию идут не по патриотическим убеждениям, а чтобы после службы устроиться на работу в правоохранительные органы или органы власти. В погоне за карьерой многие забывают о том, что если у них имеются какие–то серьёзные заболевания, то служба в армии грозит катастрофическими последствиями.

Слёзы матерей

– Есть ли сегодня в армии дедовщина?

– Открыто хочу сказать об этой проблеме. Недавно я была в Кантемировской дивизии и общалась с заместителем командира по воспитательной работе. Возникла неприятная ситуация с нашим подопечным: мальчик–сирота написал бабушке сообщение о том, что хочет повеситься, и она больше никогда его не увидит. Бабушка проживает в городе Ливны. Потрясённая и испуганная, она прибежала в военкомат с криком о помощи. Хочу отметить, что военкомат сразу же известил меня об этом, и на следующий день мы поехали в Кантемировскую дивизию. Когда мы прибыли, дверь в санчасть была заперта, и замкомандира по воспитательной работе стал нецензурно выражаться, требуя от дежурного открыть дверь. Мы были не просто удивлены, а возмущены. Недостойно так офицеру общаться с нашими сыновьями!

А когда мы добрались до нашего мальчика и поговорили с ним, оказалось, что у него сильные боли в спине, а его заставляют надевать камуфляж и в нём бежать 3 км. Командир роты и его заместитель вместо того, чтобы выявить причину, стали унижать парня, угрожая, что отправят его в «дурку»…

С мальчиком мы условились, что он пойдёт в госпиталь и станет лечить спину. И что вы думаете? В это время выходит нач­мед этого госпиталя и при всех начинает унижать парня, предварительно «отправляя» его в эту самую «дурку». Он даже не удосужился спросить, почему тот  не выносит физических нагрузок! А солдат по незнанию не понимает, что если у него будет грыжа или три протрузии, то он не будет годен к военной службе…

Конечно, мы обратились в прокуратуру. Сейчас ждём от неё ответа. Мальчик в данный момент лежит в госпитале, ему полагается обследование и лечение, тем более что он – сирота.

– А как вы узнаёте о той или иной проблеме?

– Из обращений людей. Недавно, например, к нам обратились матери военнослужащих: одна из Пскова, другая из Калуги, которые по факсу прислали свои заявления, которые мы, в свою очередь, отправили вместе со своим письмом начальнику Военно–следственного управления по Московской области генералу В. Е. Иванову. Проблема такая. В воинскую часть приехала военная прокуратура, которая провела телесный осмотр. У восьми ребят обнаружили синяки и ссадины. Из этих восьми ребят двоих увезли в прокуратуру Подольского гарнизона. Допрашивали их с большим пристрастием, «по стойке смирно» они сидели на стульях с 16 до 24 часов, что является нарушением законодательства. И длилось это на протяжении двух дней. В конце концов, парни сказали, что это последствия их неосторожности: один порезался при бритье, а другой в тренажёрном зале ударился грудной клеткой…

Мне пришлось вести долгую полемику с генералом, убеждая его, что мы, матери, боремся не за то, чтобы дети не служили, а за то, чтобы наши сыновья достойно овладели воинской специальностью и впоследствии смогли честно и добросовестно исполнять долг по защите Отечества. Он сказал, что ребят отпустят, но расследование ещё не окончено.

– Вы на днях вернулись из Петербурга – какой вопрос там решали?

– В марте 2012 года погиб в ДТП наш военнослужащий Алексей Фёдоров. Он служил водителем на машине марки КамАЗ.

Мы добились возбуждения уголовного дела, но следственный процесс явно затягивали. Сейчас следствие приостановлено совсем, проведена автоэкспертиза, где предоставлена схема ДТП, не соответствующая действительности.

Мы провели и представили свою экспертизу и заключение воинской части. Готовим возражения.

Очень тяжело видеть, как мать хоронит своего сына… Допускать произвол в отношении наших сыновей мы не позволим никому!

– С какими трудностями чаще всего сталкиваетесь?

– Как таковых, трудностей мы не испытываем. Это работа. Когда начинаешь общаться, убеждать то или иное военное лицо поступить в соответствии с законодательством, победу одерживает, как правило, наша сторона.

Сейчас вот убеждаю командира воинской части п. Мулино Нижегородской области, чтобы он отпустил солдата в отпуск по семейным обстоятельствам, так как у него родилась дочь. Никак не соглашается, находя причины различного характера. Вообще таких ребят при нашем содействии переводят служить рядом с домом. В Генштаб мы уже отправили письмо о переводе, и солдат будет обязательно переведён.

Не бедствуют

– Всем известно, какая ситуация сейчас на Украине. Летний призыв уже закончился, начался осенний. Отправили ли кого–то туда служить?

– Наших войск на территории Украины нет. А то, что на границе проходили учения, – да, проходили. Потому что нужно было показать всем, что у нас мощная и сильная армия.

Нам известно, что некоторые военнослужащие брали отпуска для того, чтобы пойти в ополчение, но это их воля и их желание. Некоторых желание настолько перехлёстывает, что они… бегут из армии. Такие примеры есть и у нас. Один из орловских контракт­ников, который служит в

п. Мулино, сбежал, потому что хотел взять отпуск, «чтобы помогать украинскому народу», а его не отпустили. Но есть и противоположные примеры. Другой орловский военнослужащий сбежал из–за того, что не понимал, зачем его часть отправили на границу с Украиной. Сказал, что на границе будет только тогда, когда начнутся военные действия.

К слову, тех ребят, которых отправили на учения рядом с границей, ждут привилегии: у них двойной оклад, один день службы считается за три. Права наших ребят не ущемлены. Этим мы обязаны Правительству РФ.

– Что бы вы посоветовали матерям, которые отправляют сыновей служить?

– Если матери знают, что их дети очень часто болели ОРВИ, ОРЗ, и они будут призываться с ограничением на военную службу, им следует обратиться к нам. Мы поможем согласно их учётной военной специальности пройти военную службу в воинских частях под нашим контролем и в нашем военном округе.

 

Комментарии

К статье 1 комментарий
Игорь

Все это красиво звучит из уст госпожи Старовойтовой, ну а как на счёт криков и визгов на
солдата при очередной поездке в воинскую часть за
счёт родственников этого
самого солдата. Бездействии
при представлении справок,
снимков МРТ, заключений ВВК
из военкомата. А солдата до сих пор терроризируют и унижают в воинской части грозя ему комисацией по дурке!!!!!!!

Ответить