Матрос корабля «Адмирал Нахимов»: «Наш перевод на корабль все откладывался»

132

В первой  истории о своей  службе в армии  Кирилл Лукоянов рассказал  о том, как он был призван и переправлен в часть. Во втором рассказе он  описывает, как проходила его служба до перевода на корабль.

Всем привет, продолжаю  рассказ о своей службе в армии.

Проснувшись на следующее утро, наша часть была похожа на детский лагерь «Якорек»: на улицу нельзя, работать нам нельзя…

Единственно чем мы занимались, были  построения и сидения на лавочках. А,  ну и еще уборка (куда же без нее).

Дни проходили скучно, рассказывать особо и не о чем. Так прошло две недели. Затем  меня переодели в синюю морскую форму.

Я ждал перевода в роту. Единственное что меня напрягало, это то, что почти все друзья, с кем я должен был пойти в роту, были в госпитале, а одному идти было как то страшно, если честно…

Вот нас собрали 12 человек, из которых я знал одного-двух, и повели в роту… По приходу нас, естественно, застращали, что сидеть можно только по разрешению, и что если у кого-то есть хороший телефон, то лучше его сразу отдать (с возможностью брать звонить по нему у старослужащих), ну и, традиционно, нужно «скинуться», чтобы нас не прокачивали в первую ночь.

Ну,  вроде  нормально мы улеглись спать…

Рота не особо отличалась от распределителя, в котором мы были до этого, только все делать надо было раза в три быстрее, и уборок больше…

И вот настала она… первая прокачка. Естественно, все очень болело после нее, но терпимо. И я подумал: если так и будет, то служить будет нормально…

Наш взвод располагался дальше всех от «дедов». Это дало нам возможность при начале прокачки  выполнять ее вполсилы — отжимались не так как надо. Поэтому нам все давалось  легче: пока «дед» доходил до нас, мы  успевали  все поправить (начать делать, как положено) и вид усталый состроить.

При этом  наш взвод был самым рабочим — если где какая работа, то это к нам. Делали совершенно все: покраску, уборку, ремонт камбуза (столовой), выгрузку хлеба, погрузку овощей. И делали все в то время как остальные взводы спали.

Делали работу, как бы учась в учебном корпусе (очень редко приходили преподаватели).

Еще мне не нравилось  подметать в курилке за теми, кто курит, так как сам я не курю. Часто всей роте  попадало за то, что кто-то покурит в туалете…

После первой зарплаты — 400 с чем-то рублей, 200 рублей мы отдали за то,  чтобы в тумбочке разрешили хранить неуставные вещи. И  так с каждой зарплаты мы что-то выкупали. Между  дневальным и  умывальником находилась, так называемая, бетонка — бетонный пол. По нему можно было только бегать. После очередной зарплаты мы стали по нему ходить 🙂 Затем  мы купили турник, затем —  разрешение ходить по центральному проходу (середина казармы между кроватями), хотя раньше на него даже наступать нельзя было…

Дни проходили однообразно. Единственное из развлечений — это редкие походы на культмассовые мероприятия по воскресениям.

Но  вот настал день приказа об увольнение старослужащих. После  перевода нас в карасей (не знаю, как бы мы назывались в сухопутной армии) —  это, между прочим, семь  ударов по мягкому месту, либо табуреткой, либо бляхой, кто как хотел — старослужащие на нас почти перестали обращать внимания…

Как-то я заступил в наряд вместе с  мичманом (прапорщик). Оказалось, что  он отвечает за состав части по футболу. Я  напросился к нему в команду и даже сыграл четыре игры, и мы заняли второе место.

Наш перевод на корабль все откладывался. Как нам сказали, нас  не хотели  забирать. А  в нашу роту стали приходить «молодые» и нас надо было куда-то девать. Примерно на две недели нас перевели  в первую роту. Служилось там лучше,  чем в третьей роте… хотя до этого говорили, что это самая плохая рота по командующему составу.

На нас выпадали почти все наряды, так как  во всех остальных ротах были молодые.  Заступали мы в наряд через день. Я больше всего любил либо камбуз, так как там давали молодых мыть посуду, либо дневальным в роту молодого пополнения, именно в ту, в которой был я в начале службы. И через 7 месяцев я отыскал надпись «Троицк 09-10», сделанную мной на лавочке.

Но здесь  мы долго не задержались — нас перевели в роту обеспечения.

В роте обеспечения я довольно скверно встретил новый год, и так же заступал в наряд через день…

В  середине января  за нами пришли с корабля. Собравшись и проверив наши рюкзаки, мы попрощались со всеми (единственная рота где с нами попрощались). Скажу честно, от души я пожал руку и командиру роты, и прапорщику, и контрактнику — все они были хорошими наставниками.

И вот построившись, мы дружно потопали в сторону корабля. Идти было не особо далеко… но  по пути мы успели подумать, что же нас ждет впереди?..

А ждала нас самая лучшая часть службы.

Расскажу об этом в следующий раз…

Фотографии предоставлены автором.

 

Комментарии

К статье 1 комментарий