Новые случаи гибели в армии

348

В Фонд «Право Матери» продолжают поступать новые обращения от семей погибших военнослужащих, которым требуется бесплатная юридическая помощь. Мы можем принимать и обрабатывать новые обращения, давать юридические консультации и поддерживать семьи погибших только благодаря «тысячникам» Фонда «Право Матери», которые поддерживают работу Фонда своими пожертвованиями.

Мы регулярно отчитываемся в своих пресс-релизах о том, на какие судебные процессы Фонд смог командировать своих юристов, из средств частных пожертвований наших сторонников-«тысячников». Благодаря им, мы с начала 2013 года смогли помочь многим и многим родителям погибших солдат. Сейчас новые родители новых погибших ждут нашей помощи по новым делам. Часть этих новых обращений может через некоторое время превратиться в судебные процессы, и очень важно, чтобы к тому времени Фонд «Право Матери» преодолел финансовый кризис и смог командировать юриста в суд. Для этого количество «тысячников» Фонда должно вырасти в пять раз. Вот лишь несколько последних обращений, требующих нашей работы и Вашего участия:

  1.    В Фонд «Право Матери» обратилась Валентина Александровна П.  из Брянской области. Ее сын Кирилл (1994 г.р.) был призван в армию 15 июня 2012 года, проходил службу в в/ч 13962 в Молдавии в миротворческих войсках («городок-17»). Матери погибшего сообщили, что он якобы застрелился из автомата, стоя на посту. Мать не верит в эту версию гибели сына. То, каким образом было проведено следствие по факту гибели Кирилла, только укрепляет мать в ее сомнениях. В ходе следствия было установлено, что Кирилл оставил предсмертную записку: «Простите за все. Я умер еще в четыре года, когда на меня упала люстра. Все к этому шло. А виноваты врачи, которые берут в армию психически неуравновешенных (это я про себя). Прощайте». Валентина Александровна считает, что ее сын не мог покончить с собой и не мог оставить такую записку. «На него никогда не падала никакая люстра, он не мог такое написать» — говорит Валентина Александровна. Лишь обратившись в Фонд «Право Матери» 12 августа 2013 года Валентина Александровна узнала, что она могла уже быть признана потерпевшей по уголовному делу о гибели ее сына, что потерпевший имеет право на полноценное ознакомление с материалами уголовного дела. Ей было продиктовано соответствующее заявление, и она поехала в Брянский ВСО, ведущий следствие, чтобы подать его. Она пыталась объяснить охранникам, что приехала подать заявление, дежурные куда-то позвонили, затем дали ей телефонную трубку и чей-то голос ей сказал, что с материалами дела может ознакомиться либо ее адвокат, либо ее сын (каким образом с делом может ознакомиться ее единственный погибший сын, ни мать погибшего, ни мы, услышав от нее эту историю, не поняли). Разумеется, после такой поездки в ВСО, Валентина Александровна сильно расстроилась. К счастью, она вовремя вспомнила наш совет не ездить на приемы лично, а отправлять все заявления почтой, именно так она и поступила.
  2.    Обращение Татьяны Михайловны Л. из Забайкальского края поступило в Фонд «Право Матери» 14 августа 2013 года. Ее сын младший сержант в/ч 27818 Антон (1994 г.р.) был призван в армию 30 октября 2012 года, служил в Чите. 8 июня 2013 года он погиб. Матери сообщили, что Антон якобы «повесился». Мать погибшего не верит в эту версию гибели сына, она считает, что сына убили. По ее словам, у Антона был конфликт с лейтенантом в этой части. Ей показали предсмертную записку, но мать погибшего считает, что ее сын не мог этого написать: «Простите, прощайте, бывайте и не унывайте. Я ушел, а вы остались. Простите меня, то, что был я груб. Простите меня, что ушел я вдруг. Я не могу допускать того, чтобы меня унизили и грубили мне, но я пообещал, что я не буду больше драться, чтобы не нарушать дебильные законы нашей страны. (…) Может кто-то осудит, а кто и поймет». Мать считает, что стиль и почерк – не Антона. Кроме того, на записке стоит дата – 29 мая 2013 года, а погиб Антон 8 июня 2013 года.
  3.    Ирина Вячеславовна К.  из Москвы обратилась в Фонд «Право Матери» за помощью в связи с гибелью в армии ее сына Александра (1989 г. р.). Он был призван в армию 13 декабря 2012 года после окончания Московского индустриального университета, служил в в/ч 30610 в г. Коломна. Погиб 3 августа 2013 года, матери сообщили, что ее сын якобы «покончил с собой» — его нашли на территории части, в кладовке в петле, сделанной из шнура. Мать погибшего не верит в эту версию гибели, потому что у ее сына все было хорошо. У него было высшее образование, он нашел себе место работы, увлекался игрой в футбол. Дома – хорошая обстановка. Ирина Вячеславовна считает, что ее сын был взрослым ответственным человеком и просто не мог совершить «самоубийство».
  4.    Айгуль Кадыровна Т. из Оренбургской области обратилась в Фонд «Право Матери» за помощью, сообщив, что 31 августа 2013 года в армии погиб ее сын Абат (1994 г. р.). Он был призван в армию в декабре 2012 года, проходил службу в в/ч 66431 в Южной Осетии. Официальная версия его гибели – «самоубийство» («повешение»). Абат оставил предсмертную записку: «Мам, пап, извините меня, дурака… Я не смогу больше терпеть. У меня «отжимали» деньги в больших количествах. П**…ли неоднократно. Всячески издевались. К-нов, А-нов, С-ков — причины всего этого. Мне сказали, что если я пожалуюсь офицерам, меня убьют на гражданке. У меня «отжимали» телефон. Офицеры бухают. Им на всё пo **й…». По факту гибели Абата возбуждено уголовное дело, идет следствие.
  5.    От имени всей семьи погибшего Алексея Е. в Фонд «Право Матери» позвонила его сестра Татьяна из Волгоградской области. Алексей (1990 г. р.) был призван в армию 25 июня 2013 года, проходил службу в в/ч 63354 в Дагестане, куда прибыл 30 июня 2013 года. 10 сентября 2013 года он погиб. Первую информацию о его гибели его родители узнали из интернета и СМИ, затем они позвонили в часть, где им подтвердили, что Алексей погиб, когда находился на посту – при обстреле. Но затем версия гибели Алексея поменялась, военные стали говорить, что он якобы «покончил с собой». В «самоубийство» родные и близкие Алексея не верят. Алексею было 23 года, к моменту призыва на военную службу он окончил институт – филиал Волгоградского Государственного технического университета по специальности «инженер автоматизированных систем обработки информации и управления». В армию пошел по собственному желанию, «косить» не собирался. У него были большие планы на жизнь – хотел отслужить, вернуться домой, устроиться на работу по специальности и создать семью. Накануне трагедии, 9 сентября вечером звонил домой, говорил с мамой – просил поискать ему работу на атомной станции, куда хотел устроиться после возвращения из армии, просил прислать ткань для подшивки. Это был абсолютно нормальный телефонный разговор, не предвещающий беды. «Если бы у Алексея возникли бы какие-то проблемы, он всегда знал, что мы, его семья, ему поможем. У него не было причин для самоубийства» — говорит Татьяна Николаевна.

…По статистике Фонда «Право Матери» процент случаев, когда родителям сообщают в качестве причины гибели их сына в армии версию «самоубийство», всегда был достаточно высок. Например, в 2010 году эта цифра составила 28%, в 2011 году – 30%, в 2012 году – 23% от общего количества обращений в Фонд «Право Матери» тех родителей, чьи дети погибли в соответствующие конкретному отчетному периоду годы (более полную информацию см. в отчетах Фонда «Право Матери» за соответствующие периоды).

На самом деле под первичной формулировкой «самоубийство» скрываются три типа случаев гибели ребят: 1) собственно самоубийства (и мы задаем вопрос, как человек с неустойчивой психикой оказался в армии, кто и по какому праву допустил его к прохождению службы с оружием в руках), 2) случаи «доведения до самоубийства» (над человеком издевались конкретные люди, не оставившие ему иного выбора, за что виновные должны понести наказание, предусмотренное соответствующей статьей Уголовного Кодекса) и 3) убийства, “закамуфлированные” под самоубийства (доказывание по таким делам всегда крайне сложно и требует много сил и времени).

Формат пресс-релиза не позволяет описать все новые случаи обращений родителей погибших солдат, поступающие в Фонд «Право Матери». Но и описанные здесь требуют огромной, долгой, тщательной работы. Все упомянутые семьи уже получили от сотрудников Фонда «Право Матери» первые консультации, им продиктованы необходимые заявления, даны ценные на данном этапе работы по делу советы. Проблема в том, что если – благодаря нашей работе – эти дела дойдут до стадии судебных процессов, у Фонда «Право Матери» может не оказаться средств для того, чтобы отправить юриста в уголовный процесс (разница между «социальными» делами и уголовным процессом в финансовом смысле очень велика: например, пенсионное дело, как правило, решается за 1-2 судебных заседания; уголовный же процесс может идти от нескольких месяцев до года, т. е. оплату авиабилетов и гостиниц для юриста требуется производить многократно, телефонные переговоры по межгороду нужны в постоянном режиме). И найти деньги на эту работу нужно не когда родители погибших начнут получать судебные повестки, а прямо сейчас, пока их дела находятся в досудебной стадии.

Свою последнюю возможность в этом году получить «проектные» средства на деятельность мы использовали, обратившись в Общественную палату, которая нам отказала, предпочтя профинансировать байкерские ёлки, обряд «Алхалалалай» и прочие интересные проекты. Иностранного финансирования у Фонда нет. Департамент имущества города Москвы именно сейчас выбрал момент для того, чтобы повысить Фонду «Право Матери» арендную плату: 9 сентября 2013 года мы узнали о том, что с 1 января 2013 года арендная плата Фонда выросла вдвое, (ранее нас об этом никто не извещал). Поэтому часть пожертвований граждан, сделанных «на уставную деятельность фонда», мы вынуждены отдать в обедневший бюджет города, который решил поправить свои дела за счет НЕкоммерческих благотворительных организаций…

Смогут ли родители Кирилла, Антона, Александра, Абата и Алексея получить необходимую им юридическую помощь в полном объеме теперь зависит исключительно от вас, граждан РФ. Если количество «тысячников» Фонда вырастет до 500 человек – да, денег на эту работу хватит.

Записавшись в «тысячники» Фонда (т.е. дав своему банку соответствующее поручение на систематические отчисления-пожертвования в пользу фонда «Право Матери»), каждый человек может регулярно вносить свой персональный вклад  (1 тысячу рублей 1 раз в месяц) в дело помощи семьям погибших военнослужащих. Совместные усилия сторонников Фонда «Право Матери» способны помочь найти правду конкретным людям, потерявшим своих близких в армии.

Узнать, как сделать пожертвование, Вы можете на сайте фонда: http://mright.hro.org/help

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий