Под Богучаром снова умирают солдаты

310

свечаОчередная смерть военнослужащего произошла в печально известной воинской части 54046 Минобороны РФ, которая расположена под городом Богучар Воронежской области. Как рассказал «Газете.Ru» один из сослуживцев погибшего Геннадий Багратионов (имя изменено по просьбе военнослужащего), инцидент произошел в субботу, 24 сентября.

«С собой покончил сержант-контрактник, стрелок второго батальона. Криминала тут никакого, насколько я понимаю, нет. У парня были проблемы в личной жизни: от него ушла жена, у которой был от него ребенок. Ушла она, сказав следующее: «Мне не нужен мужчина, которого сутками не бывает дома», — сказал военный. По его словам, это обстоятельство наложилось на довольно тяжелые условия службы в в/ч 54046 в целом.

«Мы живем в палатках круглый год. Семью с детьми в такие условия, сами понимаете, не привезешь.

Срочников к зиме обещали поселить в более приемлемые условия, а вот что будет с контрактниками — неясно», — сказал он.

Источник «Газеты.Ru» в медико-санитарной части в/ч 54046 подтвердил факт смерти военнослужащего.

«Ему было 35 лет, он был контрактником. У него было двое детей. Это все, что я могу сказать по этому факту».

Оба собеседника категорически отказались назвать его имя и фамилию. При этом источник, знакомый с документацией части, также сказал, что недавно там якобы произошла еще одна смерть.

«В начале сентября, 9-го или 11-го числа, в госпитале умер солдат Игорь П. Причины его гибели называют разные. Кто-то говорит, что он подрался где-то с гражданскими в городе Богучар, но у меня есть информация, что его якобы случайно переехал на личной машине пьяный офицер», — сказал собеседник «Газеты.Ru».

Комментарий пресс-службы Минобороны РФ «Газете.Ru» получить не удалось. На письменный запрос в пресс-службу Минобороны РФ к моменту написания этого материала не ответило.

Если смерть сержанта-контрактника подтвердится, то это будет уже как минимум четвертая смерть военнослужащего в в/ч 54046. В начале августа «Газета.Ru» писала, что в июле нынешнего года неподалеку от места расположения части нашли тело младшего сержанта бригады Александра Рихерта. По словам родственников погибшего, у того был конфликт с одним из офицеров части, а незадолго до смерти его должны были перевести в другое место службы. А в конце апреля смерть настигла рядового Ильдара Абдразакова, уроженца Уфы. До «дембеля» ему оставалось всего 23 дня.

«Газета.Ru» направила запрос по поводу гибели этих солдат в ГВСУ и ГВП РФ.

«По факту гибели 12.07.2016 военнослужащего войсковой части 54046 младшего сержанта Рихерта А.Е. военным следственным отделом Следственного комитета Российской Федерации по Воронежскому гарнизону 13.07.2016 возбуждено уголовное дело. В настоящее время осуществляется предварительное следствие, в связи с чем разглашение сведений может повлечь нарушение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства», — говорится в официальном ответе ГВСУ, который поступил в редакцию «Газеты.Ru» 19 августа.

Там также сказано, что следствие отказало в возбуждении дела по факту смерти Абдразакова в связи с отсутствием состава преступления. Аналогичный ответ, только спустя более длительное время, прислала и Главная военная прокуратура.

Еще одна смерть солдата из этой части произошла весной 2015 года, и о ней очень мало информации. Известно, что погибшего звали Роман Шутихин, он был призван в Вооруженные силы из Череповца.

«Газета.Ru» поговорила с военнослужащими, которые в разное время проходили срочную службу в в/ч 54046. Они привели различные примеры неуставных отношений в части. «Газета.Ru» по просьбе собеседников изменила их имена и фамилии, однако располагает подлинными установочными данными. Некоторые из них служили в этой части с 1 декабря 2014 года по 1 декабря 2015-го, другие продолжают службу и сейчас. Все эти люди добровольно вышли на связь с «Газетой.Ru» после публикации материала в начале августа.

«Призвался я в часть №54046 в город Нижний Новгород. Поначалу все было неплохо. Самое шикарное началось в Богучаре. Если честно, то это просто кошмар, из-за отсутствия нормальных кроватей мы спали на топчанах, так еще и вдвоем. Форму покупали мне родители сами, потому что в Нижнем ее не выдали. У моего друга (мы еще в Нижнем сдружились) была проблема с коленом. Направление в госпиталь выдали еще там, но так как там часть расформировывалась, то его должны были положить под Воронежем.

Однако, по слухам, за это тоже нужно было заплатить.

Направление один из командиров просто отобрал до того момента, когда он будет оплачен. Парень неоднократно звонил родителям с разных мобильных, прежде чем через месяц (!) его наконец-то положили в госпиталь. Ходил он к тому моменту уже с трудом», — рассказал рядовой Олег Купеев.

Более эмоционально рассказал о происходящем Сергей Харитонов, который уже «дембельнулся».

«Это «очко», а не часть! Военнослужащие зачастую оказываются со своими проблемами наедине. Есть целый ряд командиров, которые позволяют себе бить и унижать подчиненных. Особенно это распространено в Гаубично-самоходном артиллерийском дивизионе», — сказал он.

Подробнее всего о порядках в Богучаре рассказал Александр Никифоров, который также уже не служит в ВС РФ.

«Я был писарем в одном из взводов этой части и имел доступ ко многим ее документам. Могу сказать, что один из комбатов имеет статью за превышение полномочий. В целом в части практикуется составление двух медкарт на военнослужащего: по одной он полностью здоров (это для проверок), а в другой, для внутреннего пользования, фиксируются его заболевания», — рассказал Никифоров.

По его словам, командование части, как правило, в курсе большинства прокурорских или иных проверок и принимает накануне этих мероприятий необходимые меры, чтобы никто из командования не был привлечен к ответственности.

«Командование было всегда в курсе предстоящей проверки, и когда приедет прокуратура, то можно было не сомневаться, что солдаты, которых опрашивают прокуроры, будут достаточно напуганы и затравлены, потому как они воспринимаются офицерами как скот, который еще и денег дает раз в месяц», — сказал бывший солдат части.

По словам бывшего военнослужащего, на его памяти воинская часть неоднократно проваливала проверки на антитеррористическую готовность.

«Это когда дяденька гуляет по части спокойно, куда хочет заходит, а потом приходит к командиру или его заму, показывает некую «корочку» и говорит: «Ну, я «террорист», я вас уже несколько раз «взорвал». На моей памяти часть не прошла этот тест ни одного раза», — отметил Никифоров.

«Дембель» Харитонов в свою очередь припомнил некоторые особенности пыток и побоев, которые, по его словам, командиры в/ч якобы применяли к солдатам.

«В 54046 я ощутил на своей собственной шкуре, что такое пытка «тапиком» (военно-полевой телефон). Он применялся эпизодически многими офицерами по отношению к личному составу за «косяки» и «залеты».

Например, попался с телефоном, не выполнил поставленную задачу, не сдал вовремя денег (а сдавали мы их регулярно — на нужды роты, а также на другие дела. Вплоть до того, что даже за законное увольнение надо дать командиру 500 рублей). «Прелесть» «тапика» в том, что даже при длительном его применении на теле человека остаются всего две крохотные точки в месте присоединения контактной группы, которые исчезнут на следующий же день, и никто ничего и никогда не докажет. А боль от него страшная!»

По его словам, руководство части якобы создало из некоторых служащих специальную структуру, которая «надзирала» за остальными солдатами и держала их в повиновении.

«Некоторых собрали в батальон обеспечения, они следили за порядком у «чипка» (солдатский буфет), чтобы солдаты не воровали и не хулиганили. Сам же «чипок» как бы был и его как бы не было: он существовал по личной договоренности с комбатом, по сути это была выездная торговая точка, доход от которой получали командиры части. Короче, с одной стороны, эти избранные служили централизованно и отдельно от общей массы, с другой стороны, их можно было использовать как надзирающую структуру, дабы держать солдат в узде, и горе тем, кто по какой-то нелепой случайности к ним попал», — отметил бывший военнослужащий.

По словам другого «дембеля», Никифорова, именно факт службы в Богучаре удержал его от того, чтобы подписать контракт с Минобороны на пять лет.

«Адаптироваться к армии мне труда не составило, а вот процесс возвращения занял у меня около трех месяцев. Считаю, что, безусловно, армии нужна жесткость, порой даже жестокость, только вот не такая, как там. Знаете, я ни с одним из наших офицеров под страхом смерти ни в бой, ни в разведку не пошел бы. И это при том, что я пошел служить уже после вуза, а представьте, что происходит с детьми 18 лет, у которых психика еще не окрепла. На моих глазах армия и условия Богучара превращали домашних мальчиков не в мужиков, но в мразей и тварей, которым по возвращении одна дорога — тюрьма, алкоголизм или наркомания. В армии сейчас нет почти прослойки между офицером и солдатом, а вся работа с личным составом, на мой взгляд, «отмаз» и показуха», — отметил он.

Глава правозащитной организации «Союз солдатских матерей» Валентина Мельникова отметила в разговоре с «Газетой.Ru», что недавно была в части 54046.

«Бытовые условия там действительно чудовищные. Люди живут в палатках, с полами, не подбитыми досками.

Питьевая вода в части привозная, на четыре тысячи человек установлена только одна водозаборная точка. При этом заявлено, что солдаты так и будут зимовать, в таких условиях», — сказала она. По ее словам, она лично пока не получала жалоб на пытки военнослужащих или на поборы со стороны офицеров. «Суициды же комментировать трудно, каждый случай надо рассматривать в отдельности», — резюмировала правозащитник.

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий