Полковник, воюющий с военкоматами

405

Имя Анатолия Салина в Астрахани известно многим. Уже пять лет он успешно занимается правозащитной деятельностью как эксперт по правовым вопросам астраханского комитета солдатских матерей. Как получилось, что полковник, сделавший карьеру в военных комиссариатах, сейчас воюет с ними? Об этом мы расспросили нашего гостя.

Про деда, самбо и шпионов

При первой встрече Анатолий Салин производит сильное впечатление: крепкий, невысокий, с хитрым прищуром глаз, говорит быстро, уверенно и, кажется, все время правильно. Салин сыплет цитатами из законов и подзаконных актов, пользуясь своей феноменальной памятью.

— Меня дед, когда я был маленьким, тренировал: просил запомнить номера машин, домов, когда мы проезжали мимо на мотоцикле. Вот я и наловчился, — вспоминает Анатолий Владимирович. — Позже мне в жизни это пригодилось.

Еще пригодились годы занятия самбо — после нескольких лет тренировок было добыто звание кандидата в мастера спорта. Но на мастера не сдал. Тогда был очень занят учебой в Оренбургском высшем военном училище.

Вместе с дипломом в 1983 году он получил направление на службу в Чехословакию, на ракетную базу. Там и было первое профессиональное приключение. Как-то поздним вечером, будучи начальником расчета, Салин обходил посты. У ограды части на снегу он обнаружил следы от шин машины. Гражданской технике здесь проезд был категорически запрещен. По тревоге подняли караул. И в итоге в ближайшем пролеске поймали двоих мужчин.

— При себе они имели ружья с оптическим прицелом. Сказали, что охотились и заблудились. Но кто им поверит? Потом КГБ с ними работал, а мне вынесли личную благодарность, — улыбается отставной полковник.

Затем был краснодарский Ейск и первая должность в местном военкомате. Оттуда с повышением Анатолий Салин перебрался в Астраханскую область в Икрянинский военкомат. Шли годы, менялись лычки на погонах. В 1995 году — первая командировка на Кавказ.

Про недругов и принципиальную позицию

В первую и вторую чеченские кампании (с 1995 по 1997 годы и с 2000 по 2003 годы) Анатолий Салин был в самой «горячей» точке страны. И не один. А с семьей.

В Чечне удалось не только заслужить уважение начальства, но и наладить хорошие отношения с местным населением.

— Весной 1996 года пришлось тяжело, мы находились в осаде. Военком был в отъезде, двое его замов позорно сбежали. Я в военкомате остался за главного. Не было воды, заканчивались продукты, боеприпасы. Нужно было выехать в Ханкалу. Я сам сел за руль «Урала». Мне удалось успешно съездить и вернуться, — вспоминает Салин.

Во время одного из обстрелов снайперов, прыгая с машины, он получил травму колена. Долго лечился в госпиталях. Потом снова вернулся на Кавказ. А в 2000 году он ввязался в крупный скандал.

— Это было в Грозном. Местные жители обратились ко мне за помощью. Один большой военный чиновник обложил их данью, требовал деньги, драгоценности, оружие, имущество за место в военкомате, то есть он торговал должностями. Кроме того, каждому сотруднику военкомата он установил оброк, — возмущается Салин. — Я им помог, пошел на конфликт. Тогда мне очень помогла репутация. На мою сторону встал Ахмад Кадыров. И это все решило. На моего недруга было возбуждено уголовное дело.

Салин сумел нажить себе врагов и в Астраханской области, когда, будучи на руководящей должности в местном военкомате, встал на сторону незаконно уволенного майора. Однако честное имя и помощь друзей, которые знали Салина еще по Чечне, помогли. Парня, за которого он заступился, восстановили в должности.

Про местные военкоматы

В 2010 году полковник Анатолий Салин ушел в запас с должности военкома Икрянинского района Астраханской области. И решил, что займется правозащитной деятельностью. С тех пор он консультирует в местном комитете солдатских матерей, так сказать, работает уже по другую сторону «баррикад».

— Как правило, к нам идут люди, столкнувшиеся с проблемами в армии, отчаявшиеся люди. Мы принимаем ежедневный поток жалоб. К примеру, призывник, страдающий эпилепсией, после углубленного обследования и предоставления в военкомат медицинских документов, подтверждающих болезнь, получил вместо военного билета повестку на призыв через полгода. Для чего? Ведь такая болезнь спустя полгода не проходит.

После вскрытых в прошлом году комитетом солдатских матерей многочисленных нарушений, допущенных военкоматом, своих постов лишились начальник военно-врачебной комиссии и врачи, облвоенкому прокуратура внесла представления об устранении нарушений, сообщил нам Анатолий Салин.

— Я считаю, у нас все еще работают специалисты, не имеющие лицензии на право заниматься освидетельствованием призывников, т.е. не обученные военно-врачебной экспертизе, — констатирует Анатолий Салин.  — Более того, я уверен отдельные врачи даже не имеют дипломов по определенным специальностям. Следовательно, их даже близко нельзя допускать к юношам. Помните заявления о выполнении плана призыва? А сколько ребят, отправленных в армию, с первых же дней службы попали на больничные койки, так как по состоянию здоровья их нельзя было призывать. А сколько ребят было комиссовано с врожденными болезнями и заболеваниями нервной системы, туберкулёзом, сахарным диабетом, энурезом, болезнями желудочно-кишечного тракта, ортопедическими недугами! Сколько загублено судеб молодых ребят! А ведь на призывные комиссии приходят не инопланетяне, а наши дети.

Про Ашулук

Особое внимание Анатолий Салин сегодня уделяет защите прав новобранцев на полигоне Ашулук. Благодаря содействию комитета солдатских матерей «АиФ-Астрахань» отслеживает ход расследования уголовных дел, возбужденных по фактам ЧП здесь, держит тесную связь с родственниками срочников.

— Необходимо прекратить использовать труд солдат-срочников на работах, связанных с утилизацией. Данные работы должны выполнять специально обученные подразделения, имеющие лицензию, — комментирует полковник. — Порядок привлечения к данным работам определен постановлением правительства РФ  «О лицензировании деятельности по утилизации боеприпасов». Необученные солдаты-срочники данную лицензию не имеют, следовательно, приказ министра обороны А.Э. Сердюкова о направлении их на полигон Ашулук противозаконен. Солдаты должны защищать Родину и выполнять в течение одного года обязанности военной службы, а не быть батраками и рабами. Гибель юношей так и будет продолжаться, пока не изменится подход к решению проблемы утилизации.

Анастасия Дмитриева
Фото атора и из личного архива Анатолия Салина

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий