Поправки к закону «Об обороне» ударят по правам человека, активистам и СМИ

134

Министерство обороны России разработало поправки к Федеральному закону «Об обороне», касающиеся обеспечения защиты сведений, составляющих государственную и служебную тайну в области обороны. 14 августа данный законопроект был опубликован для общественного обсуждения.

Юрист Правозащитной инициативы Арсений Левинсон считает, что поправки станут дополнительным инструментом давления на СМИ и общественных активистов, и создадут серьезные проблемы для общественного контроля за соблюдением прав человека и законодательства в воинских частях и при призыве на военную службу.

Ниже приводим комментарий Арсения Левинсона.

14 августа опубликован для общественного обсуждения законопроект о введении режима служебной тайны в области обороны, распространяющейся на все органы власти, организации и граждан. Законопроектом предлагается дополнить Федеральный закон «Об обороне» статьей 3.1 «Служебная тайна в области обороны». Согласно проектируемым нормам к служебной тайне относятся сведения, образующиеся при осуществлении «полномочий и функций в области обороны, а также мероприятий по организации и обеспечению обороны, распространение которых может нанести вред обороноспособности государства». Далее предлагается установить перечень сведений, которые не могут быть отнесены к служебной тайне, в частности: о чрезвычайных происшествиях, катастрофах и их последствиях; о фактах нарушения прав человека; о фактах нарушения законов; затрагивающие права и свободы человека.

Перечень сведений, отнесенных к служебной тайне будет формироваться Министерством обороны РФ и утверждаться Президентом.

Виновные в разглашении служебной тайны в области обороны будут привлекаться к ответственности (военнослужащие — к дисциплинарной, остальные лица к административной по КоАП РФ).

Необходимость принятия данного законопроекта обосновывается в пояснительной записке тем, что «в средствах массовой информации организациями Российской Федерации периодически размещается служебная информация, касающаяся организации обороны государства, в части создания вооружения и военной техники, финансового состояния и хозяйственной деятельности и т.п.». Однако не приведено примеров, когда распространение такой информации причиняло вред обороноспособности государства.

Остается только догадываться, какая публикуемая в СМИ информация наносит вред обороноспособности государства. Может быть, многочисленные расследования о коррупции в Минобороны и Росгвардии? Или о неуставных отношениях и гибели солдат от пневмонии? Или про принудительный призыв на военную службу студентов «одним днем»? Или о таком состоянии хозяйственной деятельности, когда солдаты питаются из пластиковой посуды в заплесневелых столовых?

Сложно согласиться, что распространение информации угрожает обороноспособности государства, скорее наоборот, угрозой является недостаток информации о том, как зачастую реализуются «полномочия и функции в области обороны».

По сути, к служебной тайне возможно будет отнести практически любую информацию, а установленные исключения вероятно работать не будут.

Принятие законопроекта приведет к большей закрытости деятельности в области обороны, в том числе, будет ограничиваться информация о нарушениях законодательства и прав человека воинскими должностными лицами, о злоупотреблениях при призыве на военную службу. Военные чиновники не признают, что та или иная служебная деятельность нарушает права человека или осуществляется в нарушение закона, но будут тщательно следить за сохранением такой деятельности в тайне. Все больше будет приказов и других нормативных актов для служебного пользования, затрагивающих права человека. Это всегда активно практиковалось, а теперь будет узаконено.

Привлекать к ответственности за разглашение «служебной тайны в области обороны» можно будет не только лиц, допущенных к такой информации, но и любых лиц, которым она стала известна — гражданских активистов, журналистов, призывников. Недаром в пояснительной записке упоминаются СМИ — принятие законопроекта будет дополнительным инструментом давления на журналистов, позволяющим легально преодолеть конституционный запрет цензуры. Будет затруднен любой общественный контроль за соблюдением прав человека и законодательства в воинских частях и при призыве на военную службу.

Законопроект еще не принят, но уже есть небольшая иллюстрация того, как он будет работать. Недавно в суде об обжаловании решения призывной комиссии представитель военкомата отказалась предоставлять истцу для ознакомления личное дело призывника сославшись на то, что ФИО сотрудников военкомата и врачей, участвующих в медосвидетельствовании — это служебная тайна…

 

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий