Правозащитники заставили Минобороны ответить за покалеченного солдата

605

1 августа Пресненский районный суд Москвы принял решение в пользу бывшего военнослужащего Дмитрия и его мамы Натальи Перевезенцевой, взыскав с Минобороны России компенсацию морального вреда за причинение тяжкого вреда здоровью, в результате которого Дмитрий стал инвалидом первой группы. Интересы потерпевших представляли юристы правозащитной инициативы «Гражданин и армия» Арсений Левинсон и организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Александр Передрук.

Судебное разбирательство по делу длилось почти семь месяцев. Суд  частично удовлетворил исковые требования семьи Переверзенцевых, суммарно взыскав с Министерства обороны  155 тысяч рублей в качестве морального вреда.

«Суммой мы, конечно, не удовлетворены, она незначительная. Мы просили 2 миллиона рублей за нанесенный моральный вред, — комментирует  Арсений Левинсон, представлявший интересы истцов в суде. – Но само по себе данное решение  исключительно важное, так как удалось   привлечь к ответственности именно Минобороны. Ведомство,  перекладывая компенсацию за травмы и прочие трагические случаи в армии на  страховые компании и других военнослужащих,  само уходит от ответственности. Однако именно оно должно принимать меры по безопасности прохождения военной службы.  Привлекая  к ответственности Минобороны, мы стимулируем его к изменению  ситуации:  предотвращать  травмирование солдат, не позволять командирам относиться к военнослужащим как к скоту.  И мы будем этого добиваться всегда и везде!»

Арсений Левинсон рассказал, что травму Дмитрий получил  не случайно. В в/ч 96778, где он служил, солдат регулярно в нарушении техники безопасности  перевозили в переполненном «Камазе» – набивали их в кузов буквально друг на друга (подобная практика распространена и в других воинских частях). 23 июля 2014 года личный состав части везли из бани.  Несмотря на норму посадки в 20 человек, в кузов поместили  32-х солдат,  В результате Дмитрию и некоторым  его сослуживцам  пришлось  ехать стоя.  Во время движения «Камаза»  Дмитрий выпал на проезжую часть, получив многочисленные переломы черепа.

После ДТП Дмитрий  несколько месяцев находился в госпитале, перенес множество операций, Ему была установлена инвалидность I группы.

Приговором 95-го гарнизонного военного суда  виновным был признан солдат-водитель. Но в материалах дела имелось заключение военно-технической судебной экспертизы, из которого следовало, что  руководство воинской части 96778 допустило  различные упущения, связанные с эксплуатацией автомобиля «Камаз», в частности — в проведении инструктажа водителя и старшего машины командиром части. Водитель не мог пояснить, где и в каком объеме проводился инструктаж.

Таким образом, руководством воинской части  не были исполнены обязанности по обеспечению безопасности военной службы.

В связи с этим обстоятельством правозащиники, к которым семья Переверзенцевых обратилась за помощью, составили исковые заявления в суд.

«В соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 2009 года № 9-П юридические лица, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего, – поясняет юрист организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Александр Передрук. – В таком случае обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо, которое владеет источником повышенной опасности на праве собственности, в нашем случае Минобороны».

Правозащитники в обосновании иска сослались на то, что Дмитрий длительное время находился на лечении, испытывая сильные боли, а также вследствие полученных травм в 18-летнем возрасте утратил трудоспособность. До службы Дмитрий выучился на  сварщика. Но теперь он не может работать, и полностью зависим от других лиц. Мама солдата героически обеспечивала сыну необходимый уход, фактически живя в госпиталях. Только расходы на медицинские препараты и средства, необходимые для ухода за сыном, в первый год его лечения составили  115 587 рублей.

Юристы Министерства обороны настаивали на отказе в исковых требованиях, ссылаясь на то, что Дмитрий получил  страховую выплату. Тем не менее, на этот раз уйти  от ответственности  Миноборны не удалось.

 

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий