Рабский труд в армии

624

Мы много раз слышали о том, как солдат-срочников использовали для выполнения хозяйственных нужд, не имеющих отношения к несению военной службы. Если раньше призывники строили дачи военным в отставке и красили заборы в частях прохождения службы, то теперь их сдают в аренду различным коммерсантам: призывники занимаются ремонтными работами в квартирах или заняты на вырубках леса для последующей сдачи древесины. Несмотря на все попытки противодействия со стороны Минобороны, тема использования в российской армии подневольного труда по-прежнему актуальна. И сегодня мы расскажем Вам об одном из подобных случаев, который закончился для молодого призывника инвалидностью.

В центральном военном клиническом госпитале им. А.А. Вишневского вместе с юристом правозащитной инициативы «Гражданин и Армия» Зайнаб Алиевой мы встретились с госпитализированным солдатом-срочником Никитой Сибиным, проходившем службу в одной из подмосковных частей. Первое, что сразу бросилось в глаза при встрече, — это отсутсвие у Никиты правого уха и одной руки. «Как раз вчера ходил на процедуру по протезированию, всю ночь потом не спал», — сразу пожаловался нам на свою усталость Никита. Но ему уже не привыкать, ведь все последние 8 месяцев он проводит в различных больницах, пытаясь получить хоть какое-то стационарное лечение.

Никита родом из небольшого города Отрадное, что в Ленинградской области. Рос в бедной семье, без отца. Мать и бабушка целыми днями работали, чтобы прокормить Никиту и его брата. Окончив 9 классов средней школы, Никита пошел работать помощником кондитера. Перспективу службы в армии воспринимал без особого энтузиазма, тем более, что у Никиты был хронический отит и недовес, которые обеспечили ему однажды отсрочку от службы. «Я ходил, собирал справки разные, все, вроде, было нормально, но когда пошел получать новую отсрочку, мне отказали. В тот момент мой родной брат уже отправился служить, ну, я и подумал, раз хотят забрать в армию, пойду, чего сопротивляться».

15 декабря 2010 года Никиту призвали, и в тот же день он отправился служить в Подмосковье. Первое время служба проходила нормально, пока в части не началась эпидемия гриппа. «Нас всех отправили в госпиталь, я там провел около 3 месяцев, даже успел переболеть ветрянкой», — поделился с нами Никита. Действительно, в настоящее время внутренний враг российской армии – безалаберность военного начальства и медицинского персонала — гораздо опаснее врагов внешних. В какой еще стране вирус гриппа может подорвать боеспособность целой военной части?

Выздоровев и вернувшись из госпиталя, Никита продолжил нести службу, пока однажды в его часть не приехала неизвестная женщина в звании прапорщика и, осмотрев личный состав, сказала Никите, чтобы тот собирался. «Я сразу пошел к командиру выяснять причины своего перевода, но он в ультимативной форме приказал мне собираться. На мой вопрос, что я буду там делать, он ответил , что я буду охранять автопарк». Без оформления каких-либо официальных документов Никиту отправили в одну из частей под Звенигородом.

«Первое время я действительно охранял местный автопарк, точнее то, что осталось от расформированного полка, а уже потом начались достаточно странные приказы. Нас отправили заниматься свинарником, который принадлежал одному майору в отставке. Там нам пришлось провести 4 дня, мы кормили свиней, чистили корыта, ночевать приходилось прямо на месте, потому что нас заставляли заниматься всем этим хозяйством с раннего утра. Еще приходилось поливать местный сад, принадлежавший, судя по всему, тоже кому-то из местного командования.Потом мы вновь вернулись в часть, и последнее, что я помню, — то, как выхожу из столовой с обеда, и все, на этом воспоминания прерываются…».

А дальше Никита очнулся уже в реанимации. Что случилось за то время, пока он находился в бессознательном состоянии, еще лишь предстоит установить компетентным органам. Официальная позиция военных в части, где служил Никита, состоит в том, что они вместе с сослуживцем отправились собирать металл для его последующей сдачи. Эта версия сразу же подрывает компетенцию военных: почему солдаты, вместо несения службы и выполнения приказов, свободно разгуливали в поисках легких денег?

Показания сослуживца Никиты продолжают линию начальников части. Якобы Никита сам решил залезть в трансформаторную будку, которую они с сослуживцем и обнаружили. “Зная себя, я бы никогда не полез в такое место!», — раздражается Никита, — “Искать какой-то металл… зачем? Конечно, я мог, теоретически, сделать это, но только если бы мне приказали.” На вопрос, можно ли доверять показаниям других ребят, Никита ответил: “Честно говоря, доверять показаниям моих сослуживцев у меня нет никаких оснований.”

Никита получил сильнейший удар током, на его руке были обнаружены ожоги 3-й степени тяжести. Возможно, из-за неоказания своевременной медицинской помощи, врачи ампутировали ему правую руку по плечо, а также одно ухо. К сожалению, для него эти столь важные часы жизни так и остались тайной, покрытой мраком. Кто послал его собирать металл? Почему до сих пор никто из участников этой истории не был наказан? Почему вообще солдатам приходилось выполнять различные хозяйственные прихоти вышестоящего начальства?

На эти и другие вопросы юристам различных правозащитных организаций еще только предстоит получить ответы. А пока Никита ждет, когда его окончательно выпишут из больницы, и он сможет вернуться в свой родной город. Искалеченный службой и лишенный любых возможностей получить от государства деньги на новые протезы, он уже планирует вновь начать все сначала. “Поеду домой, постараюсь выучиться и дальше работать по профессии. Ничего больше не остается…”.

Сколько еще ребят получили травмы и инвалидность во время исполнения таких «нестандартных» заданий — неизвестно. Ведь такой статистики попросту не существует. Но известна природа этого феномена, и она заключается в том, что на данный момент солдаты, проходящие службу по призыву в нашей стране,  абсолютно бесправны, и принудительный труд в армии исчезнет либо лишь с полной отменой призыва, либо с наведением порядка в вооруженных силах, но пока все попытки Минобороны по пресечению рабского труда в армии неизбежно проваливались.

Владимир Петров

Комментарии

3 комментария
Sorokinse

Однажды я слышал рассказ очевидца, как у них в части на Дальнем Востоке парень погиб в трансформаторной будке, когда он нес обед «дедам». Навстречу шли офицеры, он решил спрятать обед в ближайшем укрытии, поставил миски на какой-то ящик и при этом его не ударило, а когда он стал брать эти миски, его убило разрядом.

Ответить
Vasiliy

Суки всю жизнь парню испортили((( А самое обидное что виновные остаются ненаказанные. И мне кажется если даже найдут виновных им дадут наименьшую форму наказания.

Ответить
Smile1506

Зачастую вся служба и сводится к этому. В случае войны и пойти-то некому будет, потому что молодые люди в армии занимались не военной подготовкой, а были просто рабочей силой.

Ответить