Рота пацифистов

44

Альтернативную гражданскую службу (АГС) в России выбирают менее 1% призывников, хотя в их помощи нуждаются тысячи госучреждений, а условия службы у них более достойные, чем в вооруженных силах. По мнению экспертов, развитию АГС мешают отсутствие информации, противодействие со стороны призывных комиссий, а также устоявшийся стереотип о том, что мужчина «должен защищать отечество с оружием в руках». Сайт, где можно найти игровые автоматы: http://embres.org Бесплатно или на реальные деньги

Нынешняя призывная кампания в России совпала с юбилеем АГС: десять лет назад вступил в силу закон, предоставивший россиянам право на альтернативную гражданскую службу. По словам экспертов, за минувшие годы Роструд и военное ведомство отработали практику призыва и прохождения АГС, а заинтересованность в альтернативщиках проявили практически все регионы страны. Однако доля выбирающих АГС призывников очень мала — менее 1%.

В общественном движении «Гражданин и армия» называют три причины этого — отсутствие информации, противодействие со стороны сотрудников призывных комиссий и препоны в законодательстве, позволяющие его не выполнять.

Как рассказал «Газете.Ru» координатор движения, член Совета при президенте РФ по правам человека Сергей Кривенко, о существовании АГС знают почти все, но мало кто представляет, что это такое.

Если в первые несколько лет действия АГС срок службы составлял почти 4 года, то после реформы 2008 года он сократился до 21 месяца.

А с учетом двух положенных по Трудовому кодексу отпусков и выходных реально этот срок составляет один год и четыре месяца.

«Служба проходит в соответствии с нормами ТК, и человек выполняет только те обязанности, которые прописаны в его трудовом договоре. В отличие от армии, где заставляют делать все подряд», — отмечает Кривенко.

Кроме того, альтернативщикам должны предоставить общежитие по социальной норме. А поскольку таких общежитий почти нигде нет, их оставляют служить рядом с домом.

Потребность в альтернативных служащих в стране довольно велика, рассказал Кривенко. Ежегодно в Роструд поступает до 10 тыс. заявок от госорганизаций (а призывается лишь около 1 тыс. человек). На сайте ведомства публикуются перечни этих организаций и востребованных специальностей. В основном речь идет о работе в социальных организациях — больницах, домах престарелых, психоневрологических интернатах. Один из крупнейших работодателей альтернативщиков — «Почта России».

Встречаются и совсем экзотические вакансии, например работа со зверями в цирке или зоопарке. А в Перми сейчас, по словам Кривенко, четверо молодых людей проходят службу в балетной труппе театра.

По словам эксперта, если судить исключительно по сформулированным в законе нормам, то получить право на АГС в России просто. А Конституция у нас в этом смысле вообще одна из лучших в мире: право на АГС предоставляется в соответствии с любыми убеждениями, которые противоречат несению военной службы. Это могут быть религиозные убеждения, философские (исповедание пацифизма, ненасилия) и даже политические.

По словам Кривенко, часть призывников и раньше заявляли о том, что не хотят применять оружие против собственного народа, если вдруг окажутся во внутренних войсках. А сейчас эти настроения усилились: «Ребята говорят: не дай бог будет война с Украиной, я не хочу стрелять в братский народ».

По закону все эти соображения должны быть учтены. При этом призывник не должен доказывать свои убеждения, достаточно заявить об их существовании.

Но это по закону. На деле же зачастую все выглядит иначе: призывная комиссия «проходит очень жестко и даже превращается в некое судилище», говорит эксперт. По словам Кривенко, организация фиксирует очень много случаев дезинформации призывников, когда им заявляют в военкоматах, что АГС — «это только для маргиналов, сектантов, а русский молодой мужик должен защищать отечество с оружием в руках». Дезинформируют призывников и относительно принятого в прошлом году закона о госслужбе, объясняя, что принимать на нее будут только отслуживших в вооруженных силах, хотя такие же права имеют и альтернативщики.

«Человек хочет приносить пользу людям, а из него делают врага народа, антипатриота, — говорит эксперт. — И этот посыл, к сожалению, присутствует не только в военкоматах, но и в обществе».

Между тем, напомнил Кривенко, когда прошлым летом в доме престарелых в Рязанской области случился пожар, трое проходивших там службу ребят не растерялись и спасли всех стариков, многих из которых пришлось выносить с верхних этажей на руках. Ребята получили награды за доблесть и отвагу на пожаре. Об этом случае, как и о многом другом, связанном с АГС, можно прочесть на сайте «Реальная армия». К сожалению, этот сайт — чуть ли не единственный источник информации об АГС. По словам Кривенко, такой информации в стране очень мало. В военкоматах в лучшем случае висит листочек с выпиской из закона. Не говорят об АГС в школах и колледжах.

И наконец, военкоматы активно используют административные барьеры, в частности требование закона подать заявление о желании проходить АГС за полгода до призыва.

«Понятно, что молодой человек, который сейчас заканчивает школу и подлежит призыву осенью, вряд ли вспомнит о том, что ему надо до 1 апреля подать такое заявление, — говорит Кривенко. — Но это единственное формальное основание для отказа в праве на АГС, хотя можно и восстановить пропущенные сроки. Эта норма была придумана много лет назад лишь для того, чтобы успеть собрать заявки от призывников и соотнести их с запросами работодателей».

Как на препону смотрят на эту норму и суды, если призывники обжалуют в них решения призывных комиссий, говорят эксперты. Встают суды на сторону альтернативщиков и в тех случаях, когда их направляют в войска или на противоречащую их убеждениям работу. Юрист Арсений Левинсон рассказал «Газете.Ru» историю свидетеля Иеговы из Майкопа, которого военкомат назло направил на станцию переливания крови (такая работа противоречит убеждениям приверженцев этой веры). Правозащитники обжаловали это решение, и суд его отменил.

Впрочем, среди альтернативщиков много юридически грамотных молодых людей, с самого начала настроенных на активное отстаивание своих прав.

Анархист из Усть-Лабинского района Александр Савельев учится на втором курсе исторического факультета Адыгейского государственного университета. Но заявление на несение альтернативной службы решил подать заранее.

«Повестку мне выписали за год, когда поставили на учет и выдали приписное свидетельство, — рассказывает «Газете.Ru» 18-летний альтернативщик. — Хотя по закону обязаны выдавать не раньше чем за три дня до мероприятия».

Явившись в военкомат, Савельев ввел призывную комиссию в замешательство — отказался представиться военной формулировкой «товарищ председатель комиссии, призывник такой-то прибыл».

«Заявил, что не будут так говорить. Поднялся скандал, начали склонять: как это так, в России же живешь», — вспоминает парень. Когда он заявил об альтернативной службе, потребовали явиться через три дня.

Призывник пришел вновь, уже с заявлением. Сперва полчаса изучали документ, потом началась профилактическая беседа. «Пока ждал, в твиттере написал: необходимо нанять им репетитора по чтению. В заявлении-то два листа всего, вместе с автобиографией.

Завели в кабинет, пытались переубедить: говорили, что я полууклонист, казак рассказывал про то, как его в Крыму местные жители расцеловывали.

Говорили, что в моем заявлении есть две строчки, которые «испортят всю жизнь» и меня «никогда на работу не возьмут». Правда, что за строчки, так и не сказали», — вспоминает студент.

«Хотелось бы проходить службу в музее или архиве. Считаю, что заниматься должен тем, что мне интересно, — рассуждает молодой человек. — Знаю ребят, которые проходят альтернативную службу на почте, в больницах. Есть возможность отказаться от таких вещей, как мыть утки или носить горшки. Меня нельзя будет уволить, поэтому есть преимущество по сравнению с остальными работниками и военной службой, где никто не знает, что будет завтра».

Разумные военкомы предоставляют альтернативщикам такую возможность, говорит Левинсон.

Сварщики, автомеханики, медики направляются на АГС по своей специальности, чему очень рады в принимающих их организациях.

Хотя и на местах службы альтернативщикам нередко приходится отстаивать свои права.

Как рассказал «Газете.Ru» волонтер с многолетним стажем Николай Романенко, отбывающий сейчас АГС, в родном Торжке пошли ему навстречу, когда после окончания вуза он первым в истории города попросил направить его в дом престарелых. Однако в самом доме-интернате для престарелых и инвалидов в поселке Кардымово Смоленской области ему не дали работать палатным санитаром, как было написано в направлении, а начали использовать как разнорабочего. Почти семь месяцев Романенко добивался своего права работать на должности, на которую был оформлен, а заодно заступался за санитарок, которым, по его мнению, неправильно начисляли зарплату. Он дошел до замгубернатора области по социальным вопросам, после вмешательства которого ему позволили работать санитаром и начали называть по имени-отчеству.

Ирина Резник, Андрей Кошик (Краснодар)

 

 

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий