Сергей Кривенко: «Рабам не нужны высокие технологии»

184

Одной из причин отставки бывшего министра финансов А.Л.Кудрина стало его разногласие с правительством в сфере бюджетных трат на военно-промышленный комплекс. И, несмотря на приближение второй волны экономического кризиса, расходы на национальную оборону продолжают расти. Параллельно с этим ускоренными темпами завершается военная реформа. Не смотря на заверения чиновников о том, что российская армия преображается с каждым днем, поток негативных сообщений из СМИ и доклады правозащитных организаций говорят об обратном. Наша армия просто погрязла в криминале, начиная с продаж военных билетов во время очередного призыва и разработок компьютерных игр в жанре «тетрис» за десятки миллионов рублей, заканчивая дедовщиной, вымогательством и межэтнической напряженностью во многих военных частях. О ходе военной реформы, коррупции, введении военной полиции и нарушениях прав лиц призывного возраста корреспондент Рабкор.ру Владимир Петров побеседовал с членом Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Сергеем Кривенко.

С 2008 года в нашей стране продолжается военная реформа, необходимость которой, в очередной раз, озвучил Дмитрий Медведев. В ходе реформы планировалось сократить количество воинских частей, военкоматов, перевооружить армию и увеличить денежное довольствие для военнослужащих. Каковы предварительные итоги?

Мне представляется важным, чтобы все читатели понимали, что военная реформа в нашей стране идет еще с 1992 года. В этом году исполняется 20 лет с момента принятия указа президента о создании вооруженных сил России. В тот момент была поставлена задача разработать концепцию развития российской армии, и она очень долго и тщательно разрабатывалась различными структурами — научным сообществом, министерством обороны, независимыми экспертами и парламентом, который на тот момент еще назывался Верховным Советом. В ноябре 1992 года были подведены итоги, было издано постановление правительства, в котором были очерчены основные контуры предстоящей реформы и обозначены основные этапы, которые, по факту, в течение этих 20 лет не были выполнены.

Они состояли в следующем: переход на добровольный принцип комплектования армии, резкое сокращение вооруженных сил, а также превращение всех вооруженных сил в части постоянной боевой готовности. Потому что в Советском Союзе вооруженные силы насчитывали несколько миллионов человек, и советская военная доктрина предусматривала наличие как боевых частей, так и частей, предназначенных для хранения техники и имущества для мобилизационного резерва. За 20 прошедших лет ни один из вышеописанных пунктов до конца не был выполнен. Генералы называют разные тому причины — начавшаяся чеченская кампания, финансовый кризис и т.д. Но, так или иначе, по крайней мере до 2008 года по данному направлению радикальных продвижений не было. Кроме одного — сокращения численности армии. В 1992 году Российские вооруженные силы насчитывали около 3 миллионов военнослужащих, к 2008 году их численность составляла уже 1,3 миллиона.

Цели преобразований, запланированных в 1992 году, состояли в переходе от армии советского типа, армии, нацеленной на большую, масштабную войну, к армии небольшой, профессиональной и оборонительной. Россия ни на кого не собирается нападать, и  от масштабной войны нас прикрывает ядерный щит. А вот локальные военные конфликты мы можем решать с помощью небольшой профессиональной армии. И именно эта концепция с трудом пробивает себе дорогу.

Реальные шаги по военной реформе начались только в 2000-2001 годах, когда представленная в то время в Государственной Думе политическая партия «Союз правых сил» инициировала новый этап военной реформы. Состоялось решение Совета Безопасности, которое завершилось принятием в 2003 году федеральной целевой программы с совершенно четкой целью — из практически половины армии создать части постоянной готовности и укомплектовать их исключительно контрактниками. На реализацию этой программы Правительство выделило почти сотню миллиардов рублей. Речь об отмене призыва на тот момент не шла, но именно из-за этой программы срок службы военнослужащих по призыву был сокращен до одного года. И отмечу, никакого увеличения количества призываемых, эта программа не предполагала. Если бы это программа была выполнена, половина частей в армии стали бы боевыми, укомплектованными контрактниками, а вторая половина — строевыми, в которых проходили бы службу военнослужащие по призыву. Их участие в каких-либо боевых действиях не предполагалось.

И Министерство обороны эту реформу провалило. А вот, например, пограничные войска, подчиненные ФСБ, эту программу выполнили досрочно — перевели всю службу на контракт. Хотя такая задача в программе не формулировалась. Но они сделали это, и даже внутренние войска превысили норматив по контрактикам. Сначала министерство обороны отрицало провал программы, но вскоре он сделался всем очевиден — контрактики просто разбегались из армии. Им не были созданы даже минимальные условия службы, не говоря уже о тех условиях, которыми их заманивали на контракт. Было много также случаев насильственного принуждения к заключению контракта. И в итоге провал этой программы министерством обороны был признан и президентом, и новым министром обороны, и новым начальником генерального штаба.

Когда мы говорим о том, что Минобороны провалило реформу, мы не только имеем в виду нехватку денежных средств, на что военные чиновники постоянно уповали. В ходе реформы были нарушены все управленческие решения. Не было никакого внешнего контроля. Минобороны не занималось созданием новых нормативных документов. Им не удалось создать новый облик контрактника. И это важно, потому что министерство открыто продемонстрировало отсутствие интереса к реализации этой программы. Огромное количество денег было просто вбухано в строительство новых военных городков с общежитиями для контрактников, которые теперь стоят полностью разворованными и списанными. Они попросту разрушаются, хотя были построены всего лишь в 2005-2006 годах. Наши региональные коллеги рассказывают о том, что приходят в ужас от того, какие колоссальные ресурсы были затрачены, и все это — абсолютно впустую. Я считаю, что был сделан специальный упор именно на строительство, и все деньги там и осели.

Это важно понимать и знать еще и потому, что многие контрактники, которые приходили в региональные правозащитные организации, говорили о том, что они не хотят дальше продлевать свои договора, не только потому, что получают весьма скромное денежное довольствие, а оно было ниже средней заработной платы по стране.   А именно из-за плохого отношения к ним, как к военнослужащим. Предполагалось, что контрактник будет в первую очередь гражданином в военной форме, что будет введено понятие «служебного времени» — он служит основное время, остальное является его личным. Но это отношение не поменялось, и они чувствовали себя опять бесправными, забитыми рабами.

Является ли старая каста бюрократов из советского прошлого виновниками в активном сопротивлении реформам, потому что они боятся потерять насиженные места, либо здесь большую роль играет коррупционная составляющая призыва?

И то, и другое. Тот же Василий Васильевич Смирнов — это чиновник, который начал служить в Генштабе еще в советские времена. Он прошел весь путь и дослужился до начальника главного организационно-мобилизационного управления, которое отвечает за весь призыв, т. е., по сути, является высшим органом, организующим призыв и управляющим всеми военкоматами. У нас, конечно, нет данных для того, чтобы обвинять его в создании коррупционных схем, но, тем не менее, мы знаем об огромном количестве взяток в военкоматах. Призывная система настолько не прозрачна, настолько удобно списывать и скрывать денежные потоки, в случае, когда нет перерасчета на каждого конкретного человека, такая система многим очень удобна.

Так вот, возвращаясь к военной реформе. В 2008 году президент Медведев инициировал вместе с новым министром обороны новый этап реформы армии. Были поставлены пять задач по реформированию и созданию частей постоянной боевой готовности: изменение схемы управления армии, перевооружение, создание достойного облика офицера и повышение его денежного довольствия, а также различные социальные надбавки. Шел разговор о реформировании образовательных учреждений, ведь в них учили по старинке, и выпускавшиеся молодые офицеры приходили в части и не справлялись, ведь они работали с контрактниками, которые, так скажем, были уже зрелыми людьми. Да и с новым призывным контингентом они тоже не справлялись.

К принятию этих реформ подтолкнули и боевые действия на Кавказе в 2008. Уже осенью того же года были озвучены новые задачи. Надо отдать должное, за эти 3,5 года Министерство обороны довольно много сделало. Состоялся отказ от огромной мобилизационной составляющей вооруженных сил. Теперь у нас уже не миллионы должно стоять на мобилизационном резерве, а 700 000. И это нормально, это новая военная доктрина. Теперь все части армии переведены в категорию частей постоянной боевой готовности.

Надо подчеркнуть, что одной из целей всех этих преобразований являлась попытка поставить под контроль финансовые потоки из министерств. Произошло разделение Министерства обороны и Генштаба, и по функциям оно приблизилось к тому состоянию, которое есть в нормальных странах. Генштаб отвечает за боеготовность и управляет войсками, а Министерство обороны является гражданским институтом и вырабатывает военную политику. Был внедрен так называемый «аутсорсинг», то есть снятие с военнослужащих всяких работ по уходу за воинской частью. Такими вещами обычно занимались военнослужащие срочной службы. Сейчас все-таки большую часть времени военнослужащие уделяют боевой подготовке и боевой учебе, а не тому, чтобы мести дворики у себя в части.

Но как всегда,  при проведении столь масштабных преобразованиях, возникает огромное количество проблем. С частью из них военное ведомство справляется, с частью — нет.

Хорошо, давайте теперь поговорим о денежном довольствии военнослужащих. Премьер-министр РФ Владимир Путин в одной из своих предвыборных речей пообещал, что с 1 января 2012 года стандартный оклад выпускника военного вуза в звании лейтенанта будет равняться 50 000 рублей. Действительно ли военные стали получать больше?

Это было одним из пунктов построения так называемого нового облика армии. Произошло сокращение количества офицерских кадров и  наконец-то была переформатирована структура офицерских должностей. Если раньше у нас военных в высших офицерских званиях — полковников или подполковников — было в несколько раз больше, чем лейтенантов, тех, кто, по сути, несет на себе основной груз по управлению войсками, то сейчас армия перешла к нормальной пирамидной схеме, когда наибольшее количество составляют младшие офицеры — десятки тысяч, а генералов всего несколько сотен, называлась цифра — 610. Это соотношение пришло к общемировым стандартам. А вот что касается денежного довольствия…

Действительно, президентом и премьером было озвучено то, что будет происходить резкое увеличение денежного довольствия. Ведь без этого не изменить ситуацию с офицерскими кадрами, потому что офицер не должен думать об обеспечении семьи или каких-либо других заботах. А сейчас офицерская структура остается единственной, пока у нас нет сержантского корпуса и военной полиции, которая способна навести порядок в армии. Хороший и знающий офицер может организовать нормальную воинскую службу в своей части без большого количества правонарушений и каких-либо беспорядков. Но для этого офицер должен быть освобожден от других материальных и хозяйственных забот. Поэтому та цифра, которая озвучивалась в 50 000 — самому младшему офицеру, отвечает нашим условиям. Она приемлема для молодой семьи. Тем более, что там еще подразумевалось много всяких надбавок за хорошую службу, и вот, в течение года этот законопроект обсуждался и был внесен в Думу, прошел все слушания и согласования, и с 1 января 2012 года вступил в силу.

Сергей Кривенко: «Рабам не нужны высокие технологии». 3144.pngНо мы видим, что в соответствии с этим законопроектом и с теми нормативными актами, которые были приняты, получается не 50, а где-то 35 тысяч. При этом надо учитывать, что многие льготы, которые существовали раньше, были отменены. Среди них и санаторное обслуживание, и выдача формы, различные льготы по питанию и по членам семьи. Все они исчезли в начале декабря в связи с постановлением правительства. И, конечно же, это некий удар в спину военной реформы, потому что при нынешней инфляции происходит не такое уж и значительное повышение денежного довольствия, на которое рассчитывали офицеры. Конечно, это намного больше, ведь офицер еще в декабре получал около 15 тысяч рублей. И 35 тысяч рублей — это, конечно, лучше, но это не решает всех проблем.

То же самое и с контрактниками, потому что их ставки увязаны со ставками офицеров, и если раньше контрактник получал в относительно спокойном регионе 9-12 тысяч рублей, что было намного ниже средней заработной платы по стране, то сейчас называют цифру в 30 000. Хотя это все равно мало, и следовало бы увеличивать денежное довольствие, чтобы у людей была мотивация служить по контракту, а предложения Минобороны были конкурентно-способными на рынке труда. Но этого также не произошло.

Также стало известно о том, что с нового года в армии появилась новая структура под названием «военная полиция». Что входит в ее обязанности? Поможет ли это кардинально изменить ситуацию в отношении дедовщины в армии?

Для того, чтобы кардинально изменить ситуацию с насилием в армии, нужен целый комплекс мер, пока же уровень насильственных преступлений в армии не снижается. Одной из таких мер может стать военная полиция, потому что сейчас в армейской структуре отсутствуют независимые дознаватели, отсутствует такая независимая структура, известная нам по гражданской жизни, как полиция. Т.е. это те офицеры, которые, помимо того, чтобы заниматься профилактикой преступлений, должны еще вдобавок проводить дознание того, что случилось. Они должны проводить следственную работу, собирать доказательства и выявлять виновных. Сейчас эти функции лежат на заместителях командиров, и получается парадоксальная ситуация, когда, в принципе, командир, ответственный за обеспечение порядка на данной территории, должен, в случае какого-то происшествия, провести дознание и раскрыть это правонарушение, тем самым демонстрируя отсутствие порядка в части, что косвенно указывает на непрофессионализм командира. Именно поэтому в такой ситуации огромное количество преступлений скрывается, и то, что выходит на поверхность — это лишь единичные случаи. Это — дела, сведения о которых дошли до независимых от командования структур — военную прокуратуру, правозащитные организации ил стали известными благодаря СМИ.

Поэтому функцию по наведению порядка в армии и должна взять на себя военная полиция. Но разговоры уже ведутся достаточно давно, министр обороны в прошлом году заявил, что с 1 января военная полиция будет создана, к сожалению, лишь в рамках министерства. В идеале это должна быть независимая от Министерства обороны структура, подчиненная прокуратуре или Следственному комитету. Решение о создании военной полиции было озвучено министром обороны, но пока ситуация остается непонятной. Самый главный вопрос состоит в том, будут ли ей переданы основные функции по наведению порядка в воинских частях, или все ограничится лишь комендантскими функциями, что тогда вообще никак не повлияет на сложившуюся ситуацию.

В последнее время в интернете появляется очень много свидетельств проявления насилия в армии, которое применяется, в том числе, и по этническому признаку. Насколько актуальна эта проблема сейчас? Говорят о том, что на Северном Кавказе вообще существует практика приостановки призыва.

Тут существуют две проблемы. Первая связана с высоким количеством правонарушений и высоким уровнем насилия в армии, о чем мы уже говорили выше. Это все раньше называлось «дедовщиной» потому, что практически во всех воинских частях была единая форма, структура этого насилия. В зависимости от времени службы, военнослужащий по призыву, так сказать, получал больше прав и, в том числе, с помощью насилия, пытался удерживать контроль в воинской части. Переход на 1 год службы сломал эту структуру, но не изменил ситуацию с насилием в принципе. Потому что суть проблемы насилия в армии состоит в том, что армия по прежнему остается закрытой структурой, у военнослужащих по призыву нет реальных инструментов по защите своих прав. Форма проявления насилия изменилась, той старой «дедовщины» как тотальной структуры, которая обычно выглядела как гегемония старослужащих над младшеслужащими, сейчас нет. Сейчас центром насилия в части могут стать как старослужащие, так и, наоборот, какая-нибудь компания спаянных младослужащих, которая только что заступила на службу в часть. Либо это объединение по национальному признаку, землячеству и так далее. То есть нельзя сказать, что сейчас именно межнациональные проблемы являются главным признаком неуставных отношений. Иногда воинские части, что называется, «держат» граждане, призываемые из республик Северного Кавказа,  иногда — из центра России, Сибири. В общем, вырисовывается очень смешанная картина, но проблема призыва из Северного Кавказа существует, потому что эти ребята идут в армию совсем с другой мотивацией.

Ходят слухи о том, что на Северном Кавказе люди платят деньги за то, чтобы попасть в вооруженные силы.

Да, там высокая безработица, и для них престижно пройти воинскую службу. Они идут в армию с куда большей охотой, в отличие от многих призывников из  больших городов. И это накладывает определенный отпечаток. Мы видим, что спайка таких вот ребят иногда, в целях коррупции и вымогательства денег, в желании «вернуть» деньги, которые они отдали в качестве взятки при призыве, может стать доминирующей силой в ряде воинских частей.

Сейчас цель применения насилия идет, в основном, ради вымогательства. Любыми способами выбиваются деньги из молодого человека или его семьи. С каждым разом становится все больше различных методов вымогательства. В целом я бы не сказал, что в армии существуют межнациональные проблемы, существует очень много примеров, когда выходцы из Северного Кавказа служат вместе с остальными, и все абсолютно нормально. Скорее всего, здесь нужно говорить о межкультурных проблемах, а не национальных.

Давайте теперь поговорим непосредственно о призыве. Какие нарушения прав происходили этой осенью?

Сергей Кривенко: «Рабам не нужны высокие технологии». 3143.pngК сожалению, призыв прошел с большими нарушениями, несмотря на резкое снижение плана по призыву почти в 2 раза по сравнению с весной 2011 года. Всего за 2011 год было призвано около 354 тысяч ребят. Хочу отметить, что количество является верхней планкой, больше призывников, годных к военной службе по состоянию здоровья в России фактически нет. В России сейчас около 700 тысяч молодых людей, которые достигают 18-летнего возраста. Из них около 40-50% не годны по состоянию здоровья. Также существуют еще отсрочки. Поэтому военкомату достаточно сложно выполнить такой план по призыву. И  они прибегают к старым испытанным способам, проводя призыв со многими нарушениями закона «О воинской обязанности и военной службе», в котором четко зафиксирован порядок и процедура призыва. Самым массовым нарушением является призыв больных граждан. Это случается, когда во время призыва сотрудники военкоматов не обращают внимания на медицинские документы, не выписывают направления на дополнительные обследования, теряют документы призывников. Тем самым, они, нарушая закон, призывают граждан, не годных по состоянию здоровья к несению воинской службы, что, в конечном итоге, приводит к тому, что сейчас многих призывников комиссуют уже после нескольких дней или недель, проведенных в части. Военные госпитали заполнены. И вся эта карусель с незаконным призывом больных продолжается. Захваты и облавы, несмотря на заверения властей, и несмотря на четкие положения в нормативных документах о том, что полиция не имеет права захватывать и доставлять призывника, все равно используются сотрудниками полиции для того, чтобы доставлять призывников в военкоматы. Также вместо нормальных повесток посылаются угрозы в виде юридически недействующих повесток с красными штампами, где написано большими буквами «ТЫ —  УКЛОНИСТ» и то, что «если ты сейчас не придешь к нам, мы заявим на тебя в прокуратуру», и так далее. Все это делается с нарушением всех законов, потому что организация процедуры призыва лежит на плечах сотрудников военкоматов, и только их. По действующему закону молодой человек обязан являться в военкомат по повестке, оформленной в соответствии с нормативными документами. На разные телефонные звонки и красные повестки граждане абсолютно не обязаны отвечать.

В том числе и не реагировать на сотрудников полиции?

И полиции в том числе, сотрудники органов имеют право лишь разыскать и вручить повестку под роспись лично и все. В законе зафиксировано уважительное отношение к гражданам, которыми призывники как раз и являются. И

Очень много положительных примеров сейчас есть, как ребята отстаивают свои права, потому что закон в этом смысле у нас хороший, и дает мощные инструменты защиты прав призывников. Но основная масса молодых людей, не обращает внимание на происходящие нарушения, смиряются с ними.

В конце интервью было бы вполне логичным спросить Вас о том, почему наше общество столь апатично относится к проблемам, связанным с институтом российской армии?

Мне кажется, что причиной этого является само состояние нашего общества. Общество разделено на условные две части, весьма разные по количеству. Большая часть граждан исповедует — осознанно или не осознано, то что называется, «патриархальные ценности». Для них служба в армии является непререкаемой ценностью, потому что все, что с ней связано, ассоциируется с такими понятиями, как безопасность, безопасность страны и безопасность семьи. Поэтому любые действия по защите своих прав воспринимаются ими как некое уклонение от священного долга. То есть это старые, советские, может быть еще досоветские конструкции и понятия, которые распространены в сознании у большинства населения. Меньшинство же, которое ориентировано на совсем другой стиль жизни, самостоятельно решает эту проблему. Либо через отсрочки, или альтернативную гражданскую службу, либо выбирают противозаконный путь — дачу взяток. Когда проблема решена, для  такого человека армейский вопрос больше не актуален. Поэтому никакого массового движения не возникает, потому что наиболее творческая часть молодых людей для себя уже все решила, а основная не видит в этом большой проблемы. Что-то вроде «ну так всегда было, надо служить». Ужаснуться можно будет, когда уже будет слишком поздно — придет гроб, и придется оплакивать сына, внука или знакомого. Но так принято, надо служить, надо посылать своих детей неизвестно куда, как же без этого жить иначе, страна, так сказать, не будет защищена.

Поэтому в ближайшее время, пока не произойдет качественный перелом, т.е. пока не появится больше творчески активного населения, которое будет отстаивать свои гражданские права и уважать мнение других, основным мотором изменений будет лишь сама власть.

И здесь надо отметить, что верховная власть понимает, что от призывной службы появляется все больше и больше проблем, и головной боли, что призывники не справляются с новой техникой, которая поставляется в войска. Ведь, как известно, рабам не нужны высокие технологии. Отсюда все эти попытки проведения кардинальных реформ в армии. Но которые наталкиваются на саботаж чиновников и апатию населения.

Поэтому, мне кажется, что в самое ближайшее время, ситуация качественно не изменится. Но, безусловно, свет в конце тоннеля есть.

Надо поддерживать и принятые решения о переходе на контракт, и просвещать молодых людей и их родителей, и защищать их права.

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий