Стройбат ТуркВО

Наш читатель служил еще в советской армии в 1987-89 гг. Службу он проходил в стройбате в Туркестанском военном округе. Он прислал нам рассказ о тех армейских годах непрерывной борьбы за выживание. Ниже публикуем начало его рассказа.

Рыбьи головы и Билли Джоэл

Р-р-р-ота по-о-о-дъем-м! Выходим строиться перед казармой в две шеренги, форма одежды номер 2 …. бегом-м!!!

Кто сказал, что в Средней Азии тепло? Зимой там ХОЛОДНО! Стоим перед сараем, который гордо называется казармой, но не успеваем отдышаться, как дикий вопль дурака сержанта загоняет нас обратно в казарму. Р-р-р-ота отбой! — не уложились в норматив 45 секунд! И опять на улицу… а там опят снег. Мокрый противный. Наконец, попередавив друг другу все что можно и все что нельзя, нас выгоняют на пробежку.

В ту зиму крутили Билли Джоэла, я ненавижу его до сих пор!

Прошло всего три дня, как мы в учебке… но, зато, какие три дня! У всех сбиты в кровь ноги – портянки — это просто враг намбер ван! Все простужены, злы и голодны, как собаки дворовые. После снеготерапии второй шок — столовая. Бежим в дубовых шинелях по хлюпающей дорожке к столовке, строимся перед ней, судорожно переводя дыхание и глотая слюни, залетаем по команде — внутрь и … ступор. Склизкий пол, склизкие столы, на столах алюминиевые миски и кружки с битыми боками. На каждом столе кастрюля с какой-то бурдой, а с краю миска побольше. В миске головы! Рыбьи головы черного цвета — ровно десять штук — по голове на солдатика.

Первую неделю никто в столовой почти ничего не ел, кроме хлеба. Питались в солдатской чайной, но такая лафа кончилась быстро. К концу первой недели все денежки испарились. Повезло тому, кто потратил, остальное сперли сержанты пока гоняли нас на построение и обратно. Как говорится, весело и с пользой.

Одна радость — занятия! Учат нас строительному делу и политической обстановке в мире. И на то и на другое нам плевать с высокой пальмы. Поэтому все спят, малюют всякую ерунду в тетрадках и колют себе неимоверное количество наколок на всех доступных иголке местах. Колют — кто во что горазд, в основном кресты и кинжалы с черепами и надписью «ТУРКВО». Те, кто посерьезней, советуются с бывшими сидельцами. В стройбат попадают или по состоянию здоровья, или сидевшие в местах не столь отдаленных. Поэтому в стройбате законы царят полузоновские, тщательно устанавливаемые и лелеемые расписанными под хохлому вчерашними зэками.

Первый армейский новый год прошел в наряде. Стоял на «тумбочке» у входа и, завидев любого офицера, рвал руку к шапке, дико крича очередную никому не нужную команду! Праздники в армии — это само по себе наказание.

Через недели две такой жизни все озверели окончательно. Каждые пять минут то тут, то там  мордобои по поводу и без повода. Кавказцы цепляются к азиатам, азиаты к украинцам, украинцы к прибалтам и все дружно то и дело напрыгивают на русских. Русским хуже всего, у них слабее всего выражен стадный инстинкт, а в стройбате главное — ни с того, ни с сего налететь кодлой и затоптать количеством. Сидим в казарме, наконец, от нас все отстали — и сержанты-дегенераты, и офицеры. Сидим, подшиваем воротнички, что-то там болтаем, и вдруг шум перед казармой, вопли! В казарму залетает огромная кодла — монголо-татары хреновы. Мы повскакивали, похватали кто что успел, и — понеслось. На закуску в нас полетело несколько добротных армейских табуреток, стоящему рядом со мной пацану распороло руку. Не знаю, чем бы все кончилось, но тут влетел маленький хлипкий сержантик … и остановил беспредел.

На следующее утро под ненавистного Билли Джоэла нас утрамбовали в поезд и погнали в Туркмению. Детский сад кончился. Начинался настоящий СТРОИБАТ!

…и не кормить

Эх, пожрать бы чего… Мысль в голове солдата не новая, но завсегда актуальная! На этот раз она вызывает, однако, необычную реакцию со стороны боевого товарища. Васька отвлекается от расковыривания глубин носа и бросает небрежно: можно и кишкануть по-королевски! Айда в чайную, у меня бабки заныканы! У Васьки недавно была жена в гостях, он теперь богатый! Вообще парень крученный, хитрый, изворотливый и, как водится, уже сидевший.

До конца работы еще полчаса и мы через дыру в заборе попадаем на территорию «Арабского комплекса» и пилим в чайную. Идем, трепемся за жизнь и, разумеется, игнорируем идущих навстречу офицеров. Заветная чайная уже на горизонте, когда из-за спины раздается дикий рык: ч-е-е-е за хер-р-р-ня такая, А-А-А-А-А?????

Нас тормозит какой-то майор, хватает нас за шкирки и куда-то волокет, шипя, как раccерженный кошак: придурки, дегенераты, вы че себе думаете…уроды??!!!! Еще через секунду стоим навытяжку перед каким-то важным перцем в полковничих погонах. Полковник пытается испепелить нас взглядом, ежесекундно тыкая в нас толстым пальцем и рыча: а-а-а! это что за х-х-х-рень??? Имелось в виду наша форма одежды, как и у всех стройбатовцев о-о-о-чень далекая от надлежащей. Немного успокоившись, полковник перестал кипеть и четко с расстановкой выплюнул: обоих на губу, на месяц… и НЕ КОРМИТЬ! Называется — попали так попали!

B канцелярии «губы» накурено до одуренья. Увидев нас, начальник данного заведения немедленно хватает телефон, звонит в часть и начинает вопить как резанный: @@@@@@@б@яяядь@@##$#$##опять ваши…. сам начальник округа послал!!! Все! больше не беру ваших говнюков. Самая маленькая часть в городе, а у меня полконтингента ваш долбанный стройбат. Хорош!!! C сегодняшнего дня, если везете еще кого, то только с Камазом бетона, или я их всех верну к ебеням!

«Губа»

Весеннее солнышко ласково припекает наши бритые затылки, только что отбарабанили два часа нестроевой подготовки. Ноги гудят, хотя мне еще повезло. Взяли нас прямо в рабочей одежде, а я себе вчера спер с работы классные десантные ботинки — в них и вышагивать легче, и ноги не так устают! Забыл сказать самое главное:) я на губе, поэтому солнышком мы наслаждаемся через решетки. Рядом сидит Максуд. Он дезертир, два месяца прятался по кишлакам, но не повезло — вышел погулять в город и попался военному патрулю. Теперь явно загремит в дисбат года на два! Мы сидим с ним в одной камере, вечером приходит его младшая сестра, передает сигареты и даже поит нас морсом. Это такой дрянной местный лимонад. Гадость редкая, но в нашем положении просто роскошество! На окне две решетки и сетка, поэтому девушка просовывает через решетки шланг и мы по очереди потягиваем липкую карамельную жидкость. Красота!

Соседняя камера вчера затеяла бучу. Идиоты! Начальник караула был долбанутый на всю голову. Засыпал им ведро хлорки в камеру и пару ведер воды. Через два часа всех доставали в полумертвом состоянии. А мы ведем себя положительно, поэтому каждый день нас водят на работу. А там все лучше, чем по плацу круги нарезать. Позавчера разгружали вагоны с сухпаем… наелись по самое некуда!

Ладно, пойду я, говорит Максуд, подымается, входит в здание «губы» и пропадает. Его нет на ужине, нет на вечерней проверке. Он, и правда, ушел. Забрался в офицерскую одиночную камеру, выломал решетку и убежал. Больше никто его не видел. Молодец бабай!

Читать продолжение

Фото из интернета

Комментарии

К статье 1 комментарий
Алексей

ТуркВО знаю служил 1981-1982г. Ашхабад первый городок. Учебка 4 мес. потом Афган. Климат ужасный, прибыли в октябре жара за 30. зимой сырость, ветер холод….. Кормление подножное…. отношение как к собакам, порой хуже. не смотря на то что светил Афган. выбрали тех кто успел поработать на тракторе значит вождение БМП не надо. Отдали 4 туркменам копали колодцы, в день еда — два чебурека на нос…… Ура…….

Ответить