В российской армии появился первый в истории страны военный лама

154

Проводить богослужения и воспитывать солдат в Кяхте будет буддийский монах. Корреспондент infpol.ru оказался одним из первых журналистов, кому удалось пообщаться с военным ламой

 

23 мая 2013 года министр обороны России Сергей Шойгу подписал историческое распоряжение о назначении на должность заместителя командира соединения по работе с верующими военнослужащими сержанта запаса 42-летнего Баира Михайловича Батомункуева, более известного, как Баир-лама.

— Баир-лама, расскажите, как это стало возможно?

— Я родом из села Мурочи Кяхтинского района. После окончания Улан-Баторского буддийского университета им. Дзанабазара приехал на родину и с тех пор провожу молебны, встречи и лекции, в том числе и для военных. Поэтому командование части само обратилось ко мне с такой просьбой. Кроме того, я сам проходил службу в армии и знаю, насколько высоко солдаты ценят духовную помощь. По стране должно быть назначено более 200 военных священников. Из них трое – буддийские ламы. Я первый. Отмечу, что институт капелланов в Российской армии появился в конце 2009 года. Должность священнослужителя в военной части  предусмотрена только одна. Но помогать я буду всем военнослужащим, независимо от их веры и национальности.

— Почему командование обратилось именно к вам?

— В 2009 году в мотострелковой бригаде проходили учения. За несколько дней произошло сразу 7 смертельных случаев. При этом все они случились по-разному: суицид, отравление, взорвавшийся танк, в котором погибли трое. После этого командование части обратилось ко мне за помощью. В районе полигона много святых мест, и я первым делом объяснил, что делать там можно, а что нет. После религиозного гадания вышло число 9. То есть могли произойти еще две смерти. Я сразу же обратился к Хамбо ламе с просьбой провести важный обряд огненного подношения «Джинсег». Для этого приехали специальные ламы, и мы провели обряд на месте взрыва танка. После этого смертельные случаи прекратились. Я же стал постоянно приезжать в часть, чтобы проводить обряды и лекции.

— Тяжело ли вам находить общий язык с руководством бригады?

— Командование части с самого начала пошло мне навстречу — выделило рабочее место, собирает по необходимости личный состав. К религиозным вопросам с пониманием относится сам командир бригады гвардии полковник Сергей Мельчаков. Неоценимую помощь оказывает мне и помощник командира по работе с личным составом Олег Оленников. Он родом из Бичурского района и понимает, насколько важна работа с «национальными кадрами». В связи с переходом к территориальному комплектованию войск в нашей бригаде количество призывников из местного населения доходит до 42 процентов. Также методическую помощь оказывает управление по работе с верующими военнослужащими при Министерстве обороны, которому мы подчиняемся.

— Изменилась ли сегодня служба в Российской армии для призывников?

— В нашей бригаде солдаты живут в кубриках по два-три человека. Никто из них не испытывает проблем с питанием и обмундированием. В общем, все, что надо для достойной службы, у них есть. Но вместе с тем все они нуждаются в духовном образовании и поддержке. По себе знаю, насколько тяжело приходится вчерашнему школьнику в армии. Важна некая «отдушина». И религия способна ее создать. Когда я проводил молебны, никогда не встречал недовольных. Хотя, конечно, большинство смотрит удивленно, кто это в такой странной одежде.

— Вы сами где служили? Как проходила ваша служба?

— Я служил на севере в якутском поселке Тикси в отдельном батальоне радиоразведки. Мы отслеживали полеты американских самолетов-разведчиков — «Аваксов» Честно признаюсь, до армии я не считал себя верующим. Просто во время службы возникли ситуации, после которых я задумался о многих вещах, в том числе и о вере. В итоге этот путь привел меня после армии в ламы.

Как-то я заблудился в пургу и, честно говоря, начал прощаться с жизнью. Я был дежурным по командному пункту, решил пообедать раньше своей смены. Поэтому на обед отправился один, хотя по инструкции в непогоду передвигаться на улице одному не разрешалось. Сначала все было спокойно. Но на полдороге началась пурга, и в итоге я потерял дорогу. В тот момент я вспомнил все буддийские молитвы, которые раньше слышал, и повторял их друг за другом. Несколько часов ходил наугад, молился, проваливался в сугробы, из которых не мог выбраться. Но в один момент почувствовал запах жилья. Как оказалось позже, я находился на крыше 5-метрового дома.

— Многие буряты, перед тем как идти в армию, приходят в дацан. Вы также напутствуете призывников?

— Конечно. Кроме того, у нас налажен контакт со всеми дацанами и ламами в районах Бурятии, откуда в кяхтинскую бригаду призываются солдаты. Уже в части я всем им стараюсь доходчиво объяснять, чтобы они не нарушали нормы буддизма, российские законы и требования общевоинских уставов.

— Часто ли солдаты грешат этим?

—  Из-за того, что в бригаде стало много местных военнослужащих, все чаще стали возникать проблемы, увеличилось число нарушений воинской дисциплины и преступлений. Происходили случаи откровенного вымогательства с тех, кто прибыл в республику из западных регионов. По этому поводу я проводил много бесед с местными военнослужащими, устраивал молебны. И солдаты меня послушались. Сегодня количество преступлений сократилось в разы. В этом есть и большая заслуга нашего замполита Олега Оленникова, который, будучи местным, не понаслышке знаком с местным менталитетом.

— Вы говорили, что ваше назначение в этом году знаковое. С чем это связано?

— Еще в 1913 году Хамбо лама Даша-Доржо Итигэлов ездил в Санкт-Петербург с просьбой к военному министру царской России о введении должности особого ламы в частях, где служат буддисты. Но начавшаяся война так и не позволила осуществить задуманный план. То, что спустя ровно сто лет в Российской армии официально появился первый лама в воинской части, и есть знаковое событие.

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий