В Хакасии судят контрактника, покинувшего часть из-за издевательств дагестанцев

268

chisМать молодого контрактника из села Зеленое Усть-Абаканского района обратилась в редакцию ИА «Хакасия» с письмом.

Татьяна Сваволюк пишет: ее сына Андрея хотят осудить за то, что он самовольно покинул войсковую часть 71435, которая базируется в поселке Лагунное Южно-Курильского района Сахалинской области. Однако мать утверждает: все было несколько иначе.

Во-первых, ее сын — не срочник, а 21-летний контрактник-гранатометчик. Рядовой Андрей отслужил сначала по призыву, а затем подписал контракт.

Во-вторых, в июне прошлого года парень вернулся в Хакасию, предварительно в части написав, как говорит мать, заявление на отпуск и на увольнение. То есть не сбежал из части во время караула, прихватив с собой автомат, как это делают в нервном срыве юные срочники, а уведомил командование рапортом.

Родителям сын категорично заявил, что туда больше не вернется. Причины объяснять не стал. Однако Андрей по-прежнему хотел служить, только уже здесь, в Хакасии.

«Здесь хотя бы части нормальные», — говорит Татьяна.

Парень стал ждать, когда из Сахалинской области придут его документы. Прошел месяц, другой, третий… Наконец, в январе уже этого года в военкомате Усть-Абаканского района рядовому сообщили, что два приказа из Сахалинской области об его увольнении и исключении из списка военнослужащих от 3 и от 15 августа 2015 года ошибочно были направлены в Татарстан (Хакасия и Татарстан — совсем одинаково).

Там же, в военкомате, парню сказали идти в военную прокуратуру, где, в свою очередь, «обнадежили»: военно-следственный отдел возбудил в отношении контрактника уголовное дело.

А через неделю наконец-то пришли документы Андрея, из которых следовало, что он уволен в запас еще в августе 2015 года.

«В прокуратуре нам сказали, что отменят этот приказ об увольнении как незаконный. Сначала говорили: не переживайте, ему дадут всего лишь штраф. Мы же не знали, что он все равно будет считаться судимым», — печально констатирует Татьяна.

Действительно, многих, кому не посчастливилось побывать под уголовным преследованием, успокаивает эта фраза «дадут штраф». Меж тем это не только мера административного наказания, как, допустим, в случае превышения скорости. Штраф предусмотрен и многими статьями Уголовного кодекса РФ, как, например, статьей 337 («Самовольное оставление части»). То есть на биографии парня, которому всего 21 год, будет стоять пятно судимости. И за что, если документы подписаны генерал-майором Первязевым?

Кстати, тот приказ об увольнении рядового Андрея уже отменен военной прокуратурой. Он вновь считается военнослужащим, но не может вернуться к месту прохождения службы, так как находится под подпиской о невыезде в связи с возбужденным в отношении него уголовным делом. Самовольное оставление службы продолжается. Такой вот замкнутый круг.

Конечно, процедура увольнения из армии гораздо сложнее, чем на гражданке. Военнослужащий пишет рапорт командиру подразделения, тот направляет его вышестоящему должностному лицу, и так до тех пор, пока не дойдет до командира части (это касается только рядового и сержантского состава, в отношении прапорщиков и офицеров оформление еще дольше и сложнее).

Рядовой должен был дождаться увольнения в запас, получив документы на руки, а уже потом возвращаться домой.

Однако отцы-командиры устно говорили Андрею, чтобы он не переживал, его и так уволят, — говорит Татьяна. Сейчас, конечно, все отрицают. Понадеявшись на устное распоряжение, контрактник из Хакасии и покинул часть.

Когда завели уголовное дело, Андрей рассказал, почему решил уволиться. Оказывается, в той части, где он служил, много выходцев из Дагестана, которые унижали и травили парня, заставляли отдавать им деньги.

По словам матери, они намерены взять в Сбербанке распечатку, чтобы показать, на чьи карты переводились кровно заработанные контрактные Андрея.

Есть основания полагать, что такое в части началось с 2011 года, когда командиром стал выходец из Дагестана. Выходцы с Кавказа, со слов матери Андрея, даже в наряды не ходят. А о предстоящих проверках командование части странным образом узнает заранее.

Эта войсковая часть печальна известна. Именно там покончил с собой военнослужащий из Бердска. Перед смертью мальчик жаловался родным на истязания.

«С сотен карт, считают родители Алексея, деньги перешли либо старослужащим, либо офицерам. Мать готова была откупаться любым способом, лишь бы сын не страдал. Она знала, что в в/ч 71435 порядки очень вольные, дисциплина слабая и новобранцев бьют», — так описывал бердский портал kurer-sreda.ru службу в армии погибшего срочника Алексея Петрова.

Корреспондент ИА «Хакасия» связалась с военной прокуратурой и сделала туда запрос. Информацию о вымогательстве в части обещали проверить. Но при этом ведомство стоит на своем: контрактник самовольно покинул часть.

Сейчас процесс над Андреем еще не дошел до стадии прений, неизвестно еще, будет ли осужден контрактник, или же он будет оправдан (такое можно предложить с малой долей вероятности).

ИА «Хакасия» проследит за данной темой.

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий