Взять под козырек и заткнуться

152

В одной из военных частей Кронштадта разгорелся скандал: майор медицинской службы Александр Панов утверждает, что командир военной части 22830, капитан 1-го ранга Сергей Чобитько преследует его, Панова, за то, что он добросовестно исполняет свои обязанности, последовательно выявляя имеющиеся в части нарушения.

А именно: в течение нескольких дней командир вынес три приказа о привлечении Панова к дисциплинарной ответственности. Возмущенный несправедливыми придирками майор обжаловал эти приказы в 224-й гарнизонный военный суд. В прошлый четверг суд признал два из трех этих приказов незаконными и отменил их.
На пути в баню

«Со стороны командира войсковой части 22830 постоянно исходят угрозы об увольнении с военной службы. Данное поведение командира войсковой части 22830 связано с моей профессиональной деятельностью (принципиальностью, правдивостью, требовательностью, заботой о личном составе и доведением объективной обстановки), – пишет Александр Панов в своем заявлении в военную прокуратуру. – В отношении меня проводятся систематические мероприятия как психоэмоционального давления, так и дисциплинарно-административного воздействия. Данные действия, вероятно, направлены на то, чтобы освободить занимаемую мной должность и поставить на нее «своего человека».

Александр Панов служит в должности флагманского врача штаба войсковой части 22830 с 2011 года. Он обязан следить за состоянием здоровья матросов, за общей санитарной обстановкой, за тем, чтобы личный состав был обут-одет-накормлен. По его словам, в этом смысле состояние части далеко от идеального. Каждая проверка, проведенная майором, неизменно обнаруживает множество нарушений. Всего за время службы он написал об этих нарушениях уже сотни рапортов командиру части. Поначалу тот отвечал на них резолюциями вроде «устранить нарушения», – но, по утверждению Панова, никто и не думал ничего устранять. А с некоторых пор рапорты майора вообще остаются без всякого ответа.

В частности, по уставу матросы должны мыться раз в неделю (а механики и коки – вообще каждый день). Однако на практике командирам подчас лень организовывать смену военнослужащих, находящихся на дежурстве на кораблях. Поэтому в баню идут только те, кто окажется в день помывки на построении (а это обычно всего около 2/3 личного состава).

– Однажды на построении на одном из кораблей я вызвал матроса из строя и спросил, сколько он не мылся, – вспоминает Александр Панов. – Он сказал, что не был в бане уже около двух месяцев!

Похожая история обстоит и со стиркой: наволочки и простыни сдаются в прачечную в количестве, не соответствующем численности личного состава, а ножные и лицевые полотенца, рабочая одежда не сдаются вообще практически никогда. Так и ходят в задубевшем от грязи.
«Вероятно хищение»

Особенное беспокойство вызывают нарушения в организации питания.

– Министерством обороны разработаны специальные нормы питания матросов, на их основе составляется меню-раскладка на каждый день, – поясняет Панов. – Однако коки на некоторых кораблях даже не знают, что в этом меню написано, потому что и не хотят этого готовить, и не могут: выдаваемые им продукты раскладке не соответствуют.

«В провизионной носовой кладовой овощи не перебираются. Крысонепроницаемость продовольственной кладовой не обеспечена. Документы приема и выдачи продуктов отсутствуют на момент проверки, количество продуктов на остатке и запас на количество суток оценить невозможно, – пишет о ситуации на одном из кораблей Александр Панов в своем мартовском отчете командиру части. – Налицо имеется факт нерационального использования продуктов питания, вероятно хищение. 26.02.2014при разгрузке продуктов питания старшего не было, разгрузкой занимались матросы. Продукты питания под счет не принимались».

Никакого ответа на этот рапорт майор медслужбы не получил.

– Я выборочно проверяю машины, которые привозят провизию в часть, – рассказывает Панов. – Они приходят с накладными, груз им соответствует. Провизия загружается на корабли. Но потом открываешь кладовые – а там в наличии только не очень вкусные продукты. Например, квашеная капуста есть, а колбасы нет. Кукуруза консервированная сладенькая отсутствует, зато есть томатная паста. К счастью, такая ситуация все-таки не на всех кораблях.
Опасный спорт

По словам Панова, в части имеют место и неуставные отношения, проще говоря – дедовщина. В ноябре прошлого года майор медслужбы обнаружил избитого матроса, который официально считался «получившим травмы при занятии спортом».

– Я врач, к тому же занимаюсь самбо и представляю себе механизм получения спортивных травм. Гематома на лице матроса и выбитый зуб такой вариант исключали, – рассказывает Александр Панов. – В конце концов матрос признался, что его в течение месяца регулярно, напившись, по ночам избивает один и тот же контрактник. Я доложил командиру бригады. В итоге матроса перевели в другую часть, а скандал замяли. Как раз после этого случая у меня начались проблемы с командованием части.

По словам Панова, в начале своей работы в должности флагманского врача он часто замечал на построении матросов с кровоподтеками, сообщал об этом в рапортах. Потом такие факты прекратились, но вряд ли потому, что исчезла дедовщина. Избитых можно скрывать от осмотра врача, отправляя их во время построений на вахту, либо применять «продвинутые» методы избиения, не оставляющие следов.

– Многие военнослужащие в части подавлены, вероятно, потому что подвергаются регулярному насилию. В последний раз матросы обращались ко мне в декабре прошлого года и в феврале нынешнего – жаловались на некоторых офицеров; не на побои, правда, а на угрозы и на неподобающее отношение, – поясняет Панов. – Я вызывал этих офицеров к себе, проводил с ними беседы как старший по званию. Психолог части также подвергалась психоэмоциональному давлению, до такой степени, что приходилось оказывать медицинскую помощь в кабинете и вызывать скорую помощь, с последующим лечением в стационаре. Ее любимая работа превратилась в каждодневные слезы. В результате ее принудили написать рапорт на увольнение. Теперь психологическая работа в части с военнослужащими по призыву проводится некачественно.

Естественно, въедливый майор медслужбы многим порядком надоел. Командир одного из кораблей, как следует из доклада о санитарном состоянии соединения от 27 марта 2014 года, вообще перестал пускать представителей медслужбы на свой корабль, «ссылаясь на отсутствие предписания на проведение проверки». «Деятельность командования направлена на сокрытие нарушений санитарного состояния подчиненных частей», – делается вывод в докладе.
Найдем к чему придраться

В конце концов коса нашла на камень. В начале марта в отношении Панова командиром части Сергеем Чобитько было издано аж три приказа о дисциплинарном взыскании в течение четырех дней: выговор, строгий выговор и предупреждение о неполном служебном соответствии.

Первый приказ касался того, что Панов отсутствовал в части во время учений, второй – что вовремя не явился к прохождению службы, а третий – что не отдал воинское приветствие самому командиру Чобитько.

Панов обжаловал приказы в военном суде и смог доказать, что вынужден был покинуть часть после объявления учений в связи с ухудшением состояния здоровья: перед этим он четырнадцать дней подряд находился на службе, причем пять из них нес суточные наряды. В результате отсутствия положенного отдыха после нарядов у него обострилось хроническое заболевание. О посещении врача он неоднократно уведомлял командование. В итоге действия Панова признаны судом правомерными, а приказ Чобитько – наоборот.

Доказал свою правоту Панов и в отношении второго приказа: после шестидневного больничного он прибыл на службу своевременно, но не в расположение части, а в штаб объединения. Само собой, находиться в двух местах одновременно он не мог.

Остался в силе только один приказ – об объявлении Панову строгого выговора за то, что он «не отдал воинское приветствие» самому командиру части капитану 1-го ранга Чобитько при встрече на аллее Героев-подводников. «Командир сделал замечание Панову и потребовал отдать воинское приветствие, но майор прошел вновь без отдания воинского приветствия. Далее, не реагируя на команды, убыл за территорию части», – говорится в приказе.

Александр Панов поясняет, что воинское приветствие отдать по уставу в той ситуации было невозможно: делать это нужно на расстоянии 3–4 шагов от того, кого приветствуешь. Панов же утверждает, что Чобитько заговорил с ним, находясь на гораздо большем расстоянии, поэтому майор вынужден был заменить поднесение руки к головному убору устным «здравия желаю». Между тем версию командира подтверждают патрульные матросы, ставшие свидетелями происшествия. Насколько добросовестными являются показания военнослужащих, находящихся в непосредственном подчинении командира, – другой вопрос. Во всяком случае, написаны они слово в слово, даже ошибки совпадают.

Понятно, что Александр Панов дальше служить под началом Сергея Чобитько не сможет. Командир хочет перевести его в Калининградскую область. Вот только пойдет ли этот перевод на пользу кронштадтским военным морякам?
Прямая речь

Элла Полякова, председатель РОПО «Солдатские матери Петербурга»:

– Александр Панов обратился к нам за поддержкой, моральной и юридической, которая была ему оказана. Не только наша организация заинтересована, чтобы профессиональные хорошие врачи были в Российской армии, – заинтересована в этом и сама армия. Потому что там катастрофа с ребятами, которые тяжело больны, теряют здоровье, даже умирают из-за этого. Такой специалист,как Александр, конечно, нам очень нужен. И то, что его оскорбляют и унижают честь и достоинство как офицера и профессионала, – недопустимо. Мы будем работать с командованием Балтийского флота, чтобы вооруженные силы не теряли таких профессиональных врачей.

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий