Я — солдат. Курс молодого бойца

1366

 Сергей недавно вернулся из армии. Еще будучи солдатом, он начал писать книгу о своей службе. Сегодня мы публикуем его первый рассказ, повествующий о самом  начале его службы.

Раз уж волею судеб чуть больше года назад я попал в ряды российской армии и потерял год своей  жизни, находясь там, то было бы непростительно теперь, спустя год, не рассказать о том, как оно все там, в этой армии.

Публикаций будет несколько. Все они будут под общим названием: «Я — солдат». Так называется и моя книга, которую я начал писать прошлой осенью в Таджикистане. Начну с самого начала, т.е. с первых дней моей службы в армии, с так называемого курса молодого бойца.

19 декабря 2012 года на железнодорожном вокзале станции «Пенза-I» яблоку негде было упасть. Друзья, мамы, бабушки, девушки провожали призывников в армию. Чуть больше 50 человек в этот зимний вечер уезжали из родных краев в Свердловскую область: половина в Екатеринбург, половина в Елань. Все они уже были побриты наголо и одеты в холодную форму от Юдашкина. С вещмешками за спиной, с кучей пакетов и сумок, приготовленных родственниками. В пакетах запасы провизии на целую неделю. Тут вам и копченые окорока, и колбасы разных сортов, и сыры, и многое-многое другое.

На областном сборном пункте или «призывном», как его еще называют, нам объяснили, что мы уже солдаты и строго-настрого запретили в поезде, да и потом, употреблять алкоголь. Однако большинство новоиспеченных солдат именно этим в поезде и занялось. И курили «траву» в тамбуре.

Приехали в Екатеринбург мы уже ночью 21 декабря. Нас привезли в 32-й военный городок, что на окраине уральской столицы. На плацу выстроилась группа молодых солдат, которые уже прошли КМБ, их отправляли служить в Хабаровск. Да, далеко порой Родина посылает своих сынов. Кого-то из нас ждала та же участь. А пока около трех часов ночи нас привели в казарму, построили. Встретил нас молодой лейтенант по фамилии Бондарь. Он и разместил нас на ночлег в кубрик на железные кровати без матрасов, одеял и подушек. Зато с простынями. В кубрике было очень холодно, батарея практически не грела, а из окна сильно дул холодный уральский ветер. Так мы и проспали около трех часов. Встали с подъемом. Нас сводили на медосмотр, поставили всем без разбору прививки, покормили малосъедобным завтраком. Все остальное время до обеда мы просто стояли в бушлатах и шапках возле штаба батальона и обливались потом. В обед нас снова сводили в столовую, где у нас украли три новеньких бушлата. И до самого вечера мы снова стояли в коридоре. На ужин нас сводить забыли, зато выдали матрасы. Так началась моя служба в армии. Я ожидал, что во время курса молодого бойца нас будут учить правильно подшиваться, различать воинские звания, ходить строем и т.д. Но нас учили чистить снег, равнять сугробы и привыкать к другим тупым армейским реалиям. Командир нашей учебной роты к нам обращался не иначе, как «3,14дарасы пензенские». Еще частенько, особенно по ночам, приходил какой-то контрактник по имени Ваха (звание его мы так и не узнали), который любил напиваться до полусмерти, строить сонную роту и рассказывать о своих приключениях. Нам он часто повторял историю о том, как он в Пензе на трассе в районе кафе «Золотой петушок» снял проститутку и, что он с ней делал.

В первую же неделю службу больше половины солдат из нашей учебной роты слегли в госпиталь с пневмонией, остальные просто кашляли. Целыми днями мы занимались тем, что чистили снег в парке под руководством прапорщика-таджика или наводили порядок в своем кубрике, иногда «толкали пол». На нашем этаже было человек пять дембелей, которым оставались считанные дни до дома (они заступали в наряды по роте), и две учебные роты. Спали мы очень мало, по пять часов в сутки, не больше. Кормили нас отвратительно. Как выяснилось потом, еду готовили солдаты. Но после какой-то проверки солдат заменили на гражданский персонал, и пища стала более-менее съедобной.

Пару раз с нами позанимались строевой подготовкой, дали подержать автоматы и раздали текст присяги. Еще мы расписались за якобы полученные нами 6 патронов. Мы должны были стрелять, но не стреляли.
В общем, за 2 недели КМБ, мы начали понимать, что такое армия. Но многое было еще впереди. В лютый мороз 4 января мы приняли присягу на улице. Tех, к кому приехали близкие родственники, отпустили в «увал» на несколько часов. После присяги было распределение. Кто-то уехал в Хабаровск или Минеральные Воды, но большинство осталось в Екатеринбурге в разных ротах. Я попал в разведывательный взвод. Но это уже совсем другая история. О ней чуть позже.

Сергей ПАДАЛКИН

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий