За сутки до войны

168

Фонд «Право Матери» занимается делом о гибели солдата-срочника Владимира Селипетова уже несколько лет: его родители Людмила Ивановна и Василий Егорович Селипетовы обратились в Фонд «Право Матери» 20 июля 2009 года. История гибели Владимира Селипетова наглядно иллюстрирует ситуацию гибели призывника на территории другого государства за сутки до официального начала там военной операции (со всеми вытекающими для семьи погибшего последствиями).

Владимир Селипетов (1986 г.р.) был призван в армию 20 июня 2007 года, проходил военную службу в в/ч 66431 в Республике Северная Осетия-Алания. Согласно материалам уголовного дела, гибель Владимира Селипетова произошла около 4 часов утра 7 августа 2008 года на территории Джавского района Республики Южная Осетия, «в 155 метрах к юго-востоку от входа в тоннель южного портала» Рокского тоннеля, он скончался от «одиночного огнестрельного пулевого проникающего сквозного ранения головы», выстрел был произведен из АКС-74. По официальной версии – Владимир Селипетов совершил «самоубийство» (родители погибшего не доверяют этой версии).

Из протокола допроса свидетеля младшего сержанта К., командира миномета 1 взвода 3 МБ в/ч 66431: «7 августа 2008 г. примерно в 02 часа ночи поступил сигнал тревоги. Была поставлена задача занять позиции для усиления охраны южного портала туннеля «Рокского»…

Примерно в 03 часа личный состав 1 взвода прибыл в район огневых позиций у южного входа тоннеля. Перед этим были получены автоматы, 4 магазина с 30 патронами в каждом и еще 60 патронов каждым военнослужащим взвода. Я с Селипетовым и А-ым разместились на определенной позиции-возвышенности. Стали копать окопы. Мы выкапывали в течение примерно 1 часа 1 окоп у края возвышенности вблизи дороги. Затем нас собрал командир взвода лейтенант А-в, довел распоряжение об организации службы и отдыха. Я назначил Селипетова нести службу на огневой позиции в течение ближайших 2-х часов. Отвел его к огневой позиции, напомнил о необходимости бдительно нести службу. Селипетов сказал, что он уже не молодой солдат и все будет в порядке. Вид и настроение были в норме, настроение, возможно, было приподнятым. Я оставил там Селипетова. Со мной был рядовой А-ов (призван 3 месяца назад). Мы с А-ым подошли к машинам. Машины стояли на расстоянии примерно 20 метров от позиции у возвышенности. Как только я подошел к машине, а А-ов успел залезть в автомобиль, прозвучал выстрел. Откуда и где произошел выстрел, я не понял. Спрятался за машину. Примерно через 1 минуту прозвучал 2-й выстрел. Я так же не понял, откуда стреляют. Я побежал к огневой позиции, где находился Селипетов, чтобы занять с ним вместе оборону. Подбежав к Селипетову, я увидел, что он сидит в окопе спиной к дороге. Не его голове не было кепки, по лицу текла кровь…».

Из протокола допроса свидетеля Л., военнослужащего в/ч 66431: «В ночь с 7 на 8 августа 2008 года около 02 часов ночи я в составе расчета вышел на территорию Южной Осетии через Рокский тоннель, соединяющий Северную Осетию с Южной. Там мы заняли позицию и наша задача была не дать грузинским войскам взорвать Рокский тоннель, т.к. это было ближайшее место прохода русских войск на территорию Южной Осетии. Расчет Селипетова Володи находился примерно в 35-40 метрах от меня, в окопе. Во время того, как я ставил миномет, то услышал выстрелы. Если я не ошибаюсь, выстрел был не один, а несколько. Я подумал, что нас начали обстреливать. Затем началась небольшая суета и кто-то побежал в сторону БМП, которая стояла неподалеку. Может быть, была какая-нибудь команда, я уже не помню».

С 2008 года уголовное дело несколько раз прекращалось «за отсутствием события преступления», возбуждалось после жалоб Фонда «Право Матери» в интересах Селипетовых, и прекращалось вновь. Следствие по делу было проведено настолько некачественно, что никак не прояснило ситуацию гибели Владимира Селипетова. В отличие от семей погибших во время двух чеченских войн, семьи погибших во время боевых действий в Южной Осетии солдат получили от российского государства компенсационные выплаты – эквивалент 100 тысяч долларов каждой семье. Но родители Владимира Селипетова этих денег не получили – официально их сын погиб при невыясненных обстоятельствах за сутки до начала боевой операции в Южной Осетии. Когда цинк с телом Володи Селипетова был доставлен его родителям, им не разрешили вскрыть гроб и нормально попрощаться с сыном. Впоследствии на свое ходатайство об эксгумации тела сына Селипетовы получили отказ. Из последнего отказного постановления по делу (постановление об отказе в возбуждении уголовного дела) следует, что Селипетов и военнослужащие его взвода оказались на территории другого государства с боевым оружием и в бронежилетах, и начали копать там окопы чуть ли не «случайно», цитируем постановление от 7 ноября 2013 года: «Начальник оперативного отдела штаба 38 Армии полковник Ефанов А.А. пояснил, что в августе 2008 года личный состав 9 МСР и 3 минометной батареи 3 мотострелкового батальона войсковой части 66431, в том числе и военнослужащий по призыву рядовой Селипетов В.В., находились в районе тоннеля «Рокский» на полевом выходе. При этом вглубь территории Южной Осетии, а тем более Грузии, не направлялись. И только с 9 августа 2008 года, в связи с событиями в Южной Осетии, 9 МСР и 3 МБ 3 МСБ приступили к выполнению функций по охране Рокского тоннеля. Кроме того, указанные подразделения войсковой части 66431, в том числе и рядовой Селипетов В. В., в августе 2008 года к участию в боевых действиях на территории Южной Осетии не привлекались, в состав смешанных сил по поддержанию мира не входили, миротворческой деятельностью не занимались».

Материалы о гибели Владимира Селипетова – это 4 тома бумаг, никак не проливающие свет на историю его смерти.

Из жалобы Фонда «Право Матери»:

«7 августа 2008 года ВСО при прокуратуре РФ по Владикавказскому гарнизону было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст.110 УК РФ. Без осмотра тела погибшего и получения результатов какой-либо экспертизы следователь пришел к выводу, что Селипетов сам «произвел один выстрел себе в ротовую полость». Сам труп был осмотрен следователем только на следующий день, а фотоснимки с места происшествия были «по неосторожности утрачены следователем». Формально 7 октября 2008 года предварительное следствие было приостановлено. (…) Однако в связи с проводимым служебным разбирательством выяснилось, что постановление о приостановлении предварительного следствия было реально вынесено следователем Алешиным В.А. только 13 марта 2009 г. (…) С целью скрыть факт ненадлежащего расследования следователь Алешин допустил фальсификацию процессуальных документов, собственноручно внеся недостоверные сведения в книгу регистрации исходящей корреспонденции ВСО о якобы направлении его по подследственности в другой ВСО, в постановлении об отмене постановления о приостановлении предварительного следствия подделал подпись руководителя отдела. (…). 17 марта 2009 года указанные постановления отменены как незаконные, срок предварительного следствия продлен до 7 апреля 2009 года. (…) 7 апреля 2009 года дело передают следователю Малахову С.В., продлив срок следствия до 7 мая 2009 г. (…) 5 июня 2009 года следователь Малахов С.В. выносит представление командиру войсковой части 66431, в котором, не ясно, по каким основаниям, приходит к выводу, не подтвержденному материалами дела, что Селипетов В.В. якобы был малообщительным военнослужащим (единственный допрошенный на тот момент свидетель К. характеризует Селипетова как жизнерадостного человека). 8 июня 2009 года предварительное следствие снова прекращено.

30 октября 2009 года постановление о прекращении уголовного дела отменено в связи с жалобой родителей погибшего. При этом установлено, что обстоятельства, имеющие значение для принятия процессуального решения, не выяснены: выполненные следственные действия и их результаты явно недостаточны для проверки версий о доведении до самоубийства Селипетова В.В., либо – его убийстве; по делу допрошен только один сослуживец младший сержант К. (с момента гибели солдата прошел уже целый год!), другие сослуживцы не допрошены, запрашиваемые документы из в/ч 66431 не получены. (…)

11 января 2010 г. дело вновь принято к производству. Спустя полтора года после возбуждения уголовного дела родственники погибшего признаны потерпевшими. Никакие иные действия произведены не были, 11 февраля 2010 года уголовное дело прекращено. (…) 25 октября 2010 года дело вновь принято к производству. 23 ноября 2010 года в результате дополнительного посмертного комплексного психолого-психиатрического исследования было определено, что «по своему психическому состоянию Селипетов в период, непосредственно предшествующий смерти, не обнаруживал временного психического расстройства. Не отмечалось индивидуально-психологических особенностей, которые могли бы способствовать принятию решения о самоубийстве». 25 ноября 2010 года, несмотря на полученную информацию, следователь сделал вывод о том, что «Селипетов принял добровольное решение уйти из жизни, что он и сделал, использовав вверенное ему оружие».»

Фонд «Право Матери» подготовил жалобу в Европейский суд по правам человека по делу о гибели Владимира Селипетова, в которой мы просим ЕСПЧ признать, что в отношении погибшего были нарушены Статья 2 и Статья 13 в связи со Статьей 2 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Комментарии

К статье 1 комментарий
Александр Селипетов

Людмилла Ивановна, здравствуйте!! Моя фамилия Селепетов Александр Валерьевич. Проживаю в Республике Беларусь , Минская область , город Несвиж , улица Слуцкая 47/2. Попал на сайт матерей! Если хотите со мной пообщаться , буду рад! Есть в однокласниках Посдписан Саша Селипетов. Доставте моё послание матери погибшего! Пускай знает что селипетовы есть и в Беларусии и есть из них хорошие!

Ответить