Заметки ротного: солдаты — это большие дети

Продолжаем публикацию заметок бывшего командира роты Ивана  Юрьевича Паршикова.   Во второй части заметок рассказывается  о методах поддержания порядка, которые Иван Юрьевич применял  в своей роте.  

Часть II.

Теперь о методах.

Я хочу рассказать о некоторых приемах, которые применялись  у меня в роте при работе с личным составом.

1. Доверие.

Мои подчинённые часто спрашивали, откуда я знаю обо всем,  что делается в роте.
Все знания идут от доверия друг другу: солдат — командиру и наоборот.

Необходим ежедневный телесный осмотр перед отбоем. По всем ссадинам, царапинам  – разбирательство, расследование. В 90% синяк в армии – это удар!

На утреннем осмотре с ротой у меня обязательно здоровался сначала старшина. Потом в 8.00 — командиры взводов с взводами. Отсутствует взводный —  на это есть замкомвзвода. А уже на общем ротном построении рота здоровается с ротным. Нужно это делать обязательно! Солдат должен поприветствовать своих командиров, а командиры своих подчиненных.

Со всеми за руку не поздороваешься, много их. Но кто мешает при встрече  солдата остановить его, поговорить, за руку поздороваться. Кстати, основной съем информации о состоянии дел в роте происходит в такие моменты, меньше внимания привлекается. Ведь из канцелярии солдат выходит, сразу же к нему с вопросом:
– А что ротный?
– А ты?

2. Элемент игры.

Солдаты — это большие дети, нужно при работе с ними вносить элемент игры.

У меня в роте рядом с дневальным лежали  гантели. Как-то  роту посетил большой начальник, генерал – майор, и спросил:
– Для чего гантели?
Дневальный бодро ответил:
– Для самообороны,  товарищ генерал-майор!
На самом деле эти гантели – метод воспитания:  не так солдат стоит, проморгал приход начальника, с тумбочки без разрешения сошел —  «полтинник» на каждую руку, качается.

Однажды  принял роту. Вижу —  не умеют солдаты обращаться по уставу. Стал выяснять, что знают, что не знают?
Начал практиковать с ними метод воспитания путем  отжима от пола при каждом нарушении. Но почувствовал: «что-то не то?». Потом понял: я выше их сижу, стою, когда они отжимаются, а это для них  как бы унижение.
Вышел из положения — поставил шведскую стенку в канцелярии. В результате  при подтягиваниях — «штрафники» выше ротного. Неправильно обратился, не так руку в воинском приветствии приложил, ремешок ослаблен, или  подворотничок толстый —  «червончик» на турнике, другой и третий бывает, но все с улыбкой. Рота тоже ржет. Зато  строевые приемы и образцовый внешний вид  усваиваются очень быстро.

Изменил правила для «провинившихся»: в канцелярии при закрытых дверях подтягиваются сержанты (начальники),  а в расположении — солдаты. Обязательный доклад о выполнении упражнения номер три. Бывает, что я занят, кричу «штрафнику» в всегда открытую дверь канцелярии:
– Не докладывай о выполнении!

Всё равно «прутся» доложить:
– А вы потом вспомните и еще заставите, – говорят.

А что, логика в их словах присутствует.

Дал команду напечатать бирки и  приклеить скотчем на турниках:  «Сержанты,  я скучаю» и «Солдаты, я скучаю». Мои орлы прозвали турник для сержантов в канцелярии «валютной проституткой», а турник в казарме для солдат «шалашовкой». И, подчеркиваю, всё с улыбкой, доброжелательно: игра, зато полезно и, главное, не обидно. И по подтягиванию третье упражнение НФП в роте – оценка пять.

Молодежь приходит ничему необученная и, что самое главное, не желающая учиться. Конечно,  не все. Многие  осваиваются сходу. Месяц для молодого пополнения после курса молодого бойца (КМБ) допускается не очень хорошее знание обязанностей. Учи, изучай. Не хочешь? Ладно – вот тебе  тумбочка дневального и бронежилет на туловище.  И всё доброжелательно, с улыбкой.

Я тут как-то года три назад услышал по Рен ТВ в «Солдатах», что «дембелям» (кстати, неправильное название) не положено на тумбочке дневальным стоять. Что за ерунда такая! Ввел у себя традицию —  увольнение в запас происходит прямо с тумбочки дневального. Но заодно ввел прохождение части перед увольняемым торжественным маршем в качестве прощания. Попрощались, увольняемый  сдает наряд, и  в обед спокойно отправляется домой, так как билеты куплены заранее. Провожает его сам  командир взвода. И стали мне  увольняемые сами напоминать, чтобы не забыл поставить их в наряд по роте в последний день. Статус, однако.

В армии стоял плач, когда гауптвахту* отменили, мол, нечем теперь солдата наказывать – у командиров нет больше  никаких рычагов влияния на нарушителей дисциплины. А наряды* на работу? Их никто не отменял. Заведи книгу учета отработки нарядов и  поощрений.  Каждую минуту, каждый час отработки фиксируется. Здесь на первое время нужен контроль командиров, а потом сержантов — это их епархия. Пять нарядов  — это 20 часов работы в личное время. Раз в три дня солдат у нас в наряде, остальные дни он ежедневно вечером отрабатывает 1,5 часа, плюс в воскресенье четыре часа. Это полмесяца без личного времени. Раз отработал, два… Всё!!! Он больше не хочет нарушать. При этом я никогда не применял  отработку нарядов в туалете. На это есть наряд по роте.  Хотя есть такие орлы, обвешанные нарядами, как гирляндами. Но про таких вслед за  великим писателем я говорю:  «Дороги, которые мы выбираем». Уж больно название подходящее.

Не секрет, что в армии старослужащие пытаются возложить свою работу на молодых. Всё это под контролем. Если молодого заставят, утром я буду знать. У меня старая юбка жены есть, я разок торжественно вручал тому, кто за себя и другого парня работал. Больше добровольцев нет.

Был даже курьезный случай. Перевели ко мне из другой, родственной части, солдатика-полугодичника, так как достали его старослужащие в той части. Служит он у меня полгода, а потом кидается в бега. В течение нескольких часов поймали. Отработано у нас это.
– Куда бежал?
– В старую часть.
– Зачем?
– А в той части, тем, кто прослужил год, не положено работать!- следует бесхитростный ответ.

Вот так-то!

А Индульгенция, то есть – прощение! Выполнил солдат работу или задание с блеском, напиши на отпечатанном специальном бланке: Индульгенция – один наряд! Бумажка? Да бумажка. Но, когда  этот солдат что-нибудь нарушит и объявишь наряд на работы,  он с блеском в глазах (мальчишка!): «а у меня – индульгенция!» Надул командира! Да и ладно, зато этот мальчишка в следующий раз будет работать, стараться заработать еще индульгенцию, ведь все мы не без греха. Главное ничего не забывать! Хорошее помнить надо всегда, да и плохое тоже, но не напоминать о плохом.

Объяви конкурс – лучший солдат в роте за месяц. При подведении итогов конкурса дай лучшему  солдату  выходной в рабочий день. Пусть в роте болтается, зато какая у него радость:  все трудятся (шуршат по их терминологии), а он выходной (мальчишки!)

А вымпела, флажки лучшему солдату, сержанту, плюс молния с фотографией и печатью части, которая висит месяц на стенде, а потом домой письмом родителям. Стенгазета, фотогазета, боевые листки  – это нужное дело. Говорят – анахронизм. Нет, не правда! Приветствуется просмотр патриотических фильмов, закупаем все отечественные новинки для просмотра. Письма родителям в первый день службы с фотографией в военной форме. Назначили на должность – письмо, присвоили звание – письмо. Сержант получил очередное звание — командование роты, все сержанты собираются у меня в канцелярии выпить  по кружке минеральной воды. Обмываем. Закон – традиция, однако.

Нарушителю – письмо родителям, сначала в компьютере, потом отпечатанное с печатью, но пока без отправки. Почти всегда помогает.

А знаки воинской доблести? В просторечие – значки. Обязательно вручать заслуженно. На складах нет? Купить — 25 рублей штука. Нам мелочь, а мальчишкам радость, особенно когда молодежь приходит, а у старослужащих вся грудь в знаках.

Пришла молодежь с ВУЗов или техникумов. Я говорю:
– Образованного солдата должен видеть визуально – нужен знак на груди. Пусть родители  высылают знак об образовании. Срок – месяц.

3. Особый упор на физическую подготовку.

Многие и подтянуться не умеют, придя в армию. Обратил внимание, что почти все солдаты из учебных частей не выполняют нормативы* по физо. А зачем? Пусть лучше работают вместо занятий. Зарядка, спорт – массовая работа, воскресные кроссы, сдачи норм ВСК, полоса препятствий. В личное время отстающие с сержантом занимаются, да и остальные по вечерам стараются качаться. Всё это приводит к тому, что через полгода сдают нормативы минимум на «удовлетворительно».

Читать продолжение

Комментарии

К статье 1 комментарий
Умница

И это называется «школа жизни»? Чтобы над тобой издевались пьяные, умственно — отсталые солдафоны? Я удивлена, как эти унижения в виде изматывающих нагрузок считаются игрой?
После этих «игр» хочется разломать челюсти этим выродкам.
В общем вариантов от попадания в эту тюрьму мало: 1) откупиться, 2) лечь в пнд, возможно с учетом, но со здоровой психикой, 3) терпеть унижения недоносков — служить, но выйти в жизнь с больной головой или испорченным здоровьем.

Ответить